Алгор. Проклятье Элрина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Алгор. Проклятье Элрина » Флешбек » И вот, тропинки разошлись...


И вот, тропинки разошлись...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название темы: "И вот, тропинки разошлись..."
Тип темы: отыгрыш
Краткое описание: это было неожиданно, но всё-таки должно было случиться. Единственный сын главы семьи покидает со скандалом табор, и куда приведет его сухой ветер неизвестно. Но решение молодого человека непоколебимо, и даже старшая сестра не может его остановить, пусть и прикладывает для этого все силы.
Герои: Даэрон и Миалайа.

0

2

Было утро. Он специально выбрал это время суток для разговора. Вот сейчас, все высказать, все привести как неопровержимый факт и как только закончится разговор, он уедет. Куда? Да, Серана околдуй, какая разница? Просто оседлает коня и пустится куда-нибудь. Наверное, к берегам. А оттуда морем к совсем неизведанным им землям. Да, так будет лучше. Может, так станется, что он доберется до переправы даже к ночи, чтобы не оставаться в родных степях ещё одну ночь и не слышать знакомых птичьих  криков и шелеста трав. Раз уж решился, то надо уезжать рывком, подолгу не прощаясь.
   Но этим утром отнюдь не тяжбы расставания с родиной мучили юного тролля. Он все ещё  грыз себя за странные сны, что теперь навевали ему страшную ненависть. И страхом за близких, боязнью того, что они могут умереть, как та толпа зевак, Даэрон подстегивал себя и уверял, что правильно поступает, бросая судьбу клана на плечи отца и его дочерей. Пусть лучше уж он будет вечным изгнанником Золотой Степи, чем он запачкает кровью близких её желтеющие нивы.
  Разговор тяжело начинался. Ему, Даэрону, стоило огромных сил, прийти после завтрака  в кабинет отца и высказать все, что на душе лежало. И гораздо больших сил ему стоило снести этот полный немого разочарования взгляд и тихий низкий голос, запрещающий ему ехать куда-то. Ах, как жалко он, юнец, небось смотрелся со своей пламенной полной лжи речью о свободе и искусстве. Как же сложно было сказать, что не семейные дела волнуют его, а собственный эгоизм. А ведь он бы остался, видит Шал Расил, остался. Ему бы хватило посиделок у костра да частых ярмарок, чтобы наиграться всласть в угоду своему тщеславию. Ярмарка, опять эта чертова ярмарка, - в сердцах выругался Даэрон, с содроганием вспомнив убийства, которым стал виной именно там, на ярмарке, что была два дня назад.
   Отец ушел из кабинета, словно весь разом постаревший и посуровевший. А ведь только вчера с молодежью прыгал через костер, веселя детвору да женщин. Даэрон чувствовал молчаливый укор совести, ему было непросто видеть такие перемены, и лишь мысль о том, что это все к лучшему, что лучше уж так, чем в постоянном ожидании рокового шага от себя, давала ему сил не догнать родителя.  Оставалось объяснится лишь с одним человеком, с Миалайей. Остальным отец скажет сам, вновь возьмет на себя непростую задачу, в угоду сыновьему малодушие. Высказать свои планы сразу всем Даэрон точно не смог бы, он бы высказал всю правду или промолчать, но ни молчание, ни честность не были выходом.
   Вошла сестра. Миалайа...Сколько вместе мы испытали, сколько открыли в детских гуляньях своих, сколько познали учась друг у друга? Она была ему едва ли не самым близким человеком, с которым можно было просто рвануть куда-нибудь в дикую чащу, не говоря ничего о цели, а потом в оправдание достать ей самый изящный цветок, что водится в Золотых Степях. Вот сейчас бы искупить свою вину одним лишь цветком! Будь это так, то Даэрон собрал бы все степные цветы для неё. Но увы, ничто сейчас не помогло бы брату и сестре миновать тяжелый разговор. А сбежать не поговорив, Даэрон не смог, это было бы ещё подлее.
  До этого стоя спиной ко входу, Даэрон развернулся так, чтобы глядеть сестре в глаза, хотя и ощущал в душе малодушное желание опустить взгляд, словно после озорства в детстве. Но сейчас его, необычные для троллей, но обычные для всех остальных рас, светло-серые глаза глядели на Миалайу решительно и твердо, хотя и с некоторой тоской. По наглухо застегнутой кожаной курткой и теплому плащу можно было легко сделать вывод, что Даэрон отправляется в путь.
-Миалайа, - наконец после минуты молчания произнес тролль, но позволил себе после этого лишь секундный вздох, а затем решительно, выверяя каждое слово, нарочно не торопясь, продолжил, - я должен покинуть Степи, и боюсь, что если не навсегда, то на долгие годы. У меня есть на то множество причин, но я уверен ты поймешь меня, - в последнем Даэрон отнюдь уверен не был, помня яркий характер сестры. Понять то поймет, но так просто не отступит. Длинные пальцы тролля наконец-то  перестали нервно постукивать по костяшкам другой руки и сложились в замок. Даэрон глядел в глаза Миалайе и надеялся лишь на то, что его собственный страх перед каверзами судьбы не промелькнет во взгляде  и тем самым не даст любимой сестре повода для новых тревог.

+1

3

Миалайа напевала что-то ласковое, весёлое, а её пальчики мелькали в густых чёрных волосах младшей сестры, вплетая желтые, зелёные и синие ленты. Девочка вертелась, как маленькая егоза, но старшая сестра почти не одёргивала непоседу, она сама была такой в этом невинном возрасте, когда степь манила насыщенным дурманящим запахом диких трав.
Но не смотря на ласковые касания, на весёлый напев, девушка чувствовала смутную тревогу, и от этого непокорно дрожали пальцы, а обычно цепкий взгляд бездумно скользил по доступной ему местности. Что-то должно было случиться, какая-то беда нависла над семьёй, заставляя нервничать наиболее чувствительных к таким изменениям женщин. За это утро уже были разбиты в порыве короткого гнева три тарелки и произошла одна ссора. Казалось бы, для вспыльчивых троллей ничего необычного. Но Миалайа чувствовала, что это только начало. Чувствовала и страдала от собственного бездействия.
[b]- Всё, красавица, беги[/b],- девушка шутливо щёлкнула загорелую мордашку сестрёнки по носу, от чего та забавно взвизгнула и убежала к друзьям, сверкая босыми пятками. На мгновение отступило давящее чувство, словно грозовая туча прошла мимо, не заметив. Но нет, не пронесли опасность ветры.
Девушка встала с большой плетёной корзины и отряхнула зелёную длинную юбку. Ух, очень уж хотелось сходить к двоюродной тётке-гадалке, уж та точно может разъяснить причину душевной непогоды. Но что-то подсказывало, что Миалайа узнает все раньше, чем тётя разложила бы свои потрёпанные карты на скинутый с плеч платок. Да, точно раньше, ещё Светило не войдёт в зенит, как ответы найдут дочь главы тролльей семьи. И девушке придётся встретиться с этими ответами лицом к лицу.
Миалайа мрачнела с каждой минутой, и даже на лицо, казалось, легла тень неизведанной грусти. Девушка вспоминала, что случилось в последние дни необычного, что привлекло её внимание. Но в том-то и проблема эмоционального человека, что он радуется и подмечает многое, и большая часть застывает в памяти яркими вспышками воспоминаний.
Безусловно, ярмарка. Удачная торговля, действительно на редкость удачная, словно боги али сама степь поддерживали своих детей в этот день. Потом Миалайю сменил дядя, и девушка с другими молодыми людьми, с братом прыгали через костры, играли в игры и танцевали. Ах, что за дивные это были танцы! Казалось, что всё тело двигалось само в такт заводным песням, что браслеты и монетки на плащах создавали собственную чарующую музыку.
И тут девушка подметила первую странность. Её любимый брат, её Даэрон куда-то пропал из дружной компании, хотя раньше он никогда бы её не оставил с чужаками. Холод страха сковал девушку, ведь она не заметила, не помогла, а вдруг с братом случилось что-то, ведь он мрачен был все эти послеярмарочные дни.
Отвлекло от плохих мыслей появление отца. Мужчина, враз постаревший лет на десять, шёл словно был придавлен грузом ответственности. К нему уже подходили другие его дочери, а Миалайа незаметно вошла в фургон, служивший отцу кабинетом.
Внутри стоял к ней спиной брат. Напряжённый, как струна его музыкального инструмента, от молодого тролля веяло отчаянной решимостью. И девушка в этот же момент поняла, что разговор будет нелёгким.
- Что случилось, брат?- Миалайа говорила мягко, стараясь, чтобы её интонации не расценили за жалость.
- Я должен покинуть Степи, и боюсь, что если не навсегда, то на долгие годы. У меня есть на то множество причин, но я уверен ты поймешь меня...
О, нет. Миалайа не понимала. Более того, она была уверена, что жара подвела её слух. Недоумённый взгляд был юноше ответом на его слова.
- Тебя куда-то отправляет отец?- уцепилась за последнюю возможность девушка.- Даэрон, скажи мне, что я права, прошу тебя! Может, я смогу тогда поехать с тобой?

+1

4

-Не расхаживай по комнате, это только отвлекает, - говорил сам себе Даэрон, сдерживая вредную привычку петлять туда сюда.  Взгляд его сам собой желал уцепиться хоть за что-то, хотя б и за тяжелый отцовский стол или за оставленную на плетеной тумбе книгу, но тролль понимал, что если сейчас отведет взгляд, то точно сдастся и точно потеряет тот шанс уйти с видом твердой решимости и уверенности. Гордо уйти, а не сбежать как трус.
- Что случилось, брат?- - певуче спросила Миалайа. Ух, лучше б ты била тарелки, да кидалась с криками, чем так, - болезненно думал юноша. Ему было горько от этого её сочувствия и тревоги. А она ведь будет тревожиться, а он, Даэрон, ничего сделать не сможет. Но пути назад нет.
- Тебя куда-то отправляет отец?- вопрос прозвучал как-то жалобно, словно девушка пыталась убедить сама себя,- Даэрон, скажи мне, что я права, прошу тебя! Может, я смогу тогда поехать с тобой?
  О, как бы он хотел сказать ей, что это мелочи и пустое, что он прибудет как только сможет, что дело в общем-то пустяковое. Только вранье такое было подлее кинжала в спину, да и врать уже не было сил, и так пришлось скрывать многое и придется ещё не раз. Тролль неслышно выдохнул, сквозь сжатые в волнении зубы, и быстрым движеньем убрал прядь черным волос за ухо.
-Нет, отец тут не при чем. Он и сам запретил мне уезжать, но я уже принял решение и не изменю его. Отправится я должен один. И... - он на секунду замолчал, а потом выдал искренне, стараясь скрыть горечь, - мне жаль.
  Даэрон не мог просто выдать сестре монолог на тему своей тяги к искусству, который он заготовил заранее, как основную причину ухода. Сейчас тролль просто стоял, молчал и глядел на милый образ сестры. Ведь, возможно, они и не увидятся боле никогда! Никогда не значит через много лет, никогда значит вообще совсем-совсем никогда! И эта мысль даже ужаснула Даэрона. Не отступаться, все решено, все уже решено, - как молитву повторял он про себя. И как все-таки жалко было терять ему сестру. Даэрон старался запомнить весь её облик от пряди выбившихся медных волос до подола зеленой пестрой юбки, но от этого ещё противней на душе становилось, словно он предавал святое.
-Миалайа... - хотел что-то сказать Даэрон, но то смятение и тоска никак не находили словесного облика.  Он замолчал, а потом выдал то, что вообще говорил крайне редко,- Прости меня, прости, - голос его все ещё был тверд, он не давал себе слабины, но лживости в нем стало куда меньше. Это тихое "прости" ему хотелось прокричать на всю степь, на все поля, так сильно оно росло в его груди. А в следующее мгновенье ему стало неловко за такое откровение, ведь они уже давно не дети. Он по-новому взглянул ан сестру, придавая взгляду покой. словно стараясь убедить и Миалайю и себя, что все в порядке, все как всегда и это просто обычный разговор.

Отредактировано Даэрон (2013-12-18 00:31:07)

+1

5

Миалайю словно обухом по голове шарахнуло, не больше ни меньше. Она просто не могла представить ситуацию, когда можно было бы нарушить отцовский запрет! Вариант с большой и светлой любовью девушка не рассматривала, так как искренне считала, что семья приняла бы избранницу. Тем более, если бы дело было в этом, Даэрон бы не извинялся. Тут что-то другое, что-то, что заставило её брата выбрать свой собственный путь и своим уходом отречься от семьи.
Гнев, обида и горе затопили души Миалайи. Пальцы сами собой сжались в кулачки, срочно хотелось разбить что-то хрупкое и хорошо бьющееся, чтобы можно было прийти в себя хоть на мгновение, постараться понять этого знакомого и незнакомого одновременно человека. А кончики пальцев уже горят от взбунтовавшейся вместе с хозяйкой огненной магией, поэтому первое, что попалось под руку - небольшая статуэтка, которую девушка даже не успела рассмотреть - было запущено в деревянную стену. Звон разлетевшихся осколков привел немного Миалайю в себя, хотя напряженные плечи её продолжали мелко подрагивать от злых невыплаканных слёз гнева и обиды.
- Прости меня, прости,- неожиданно твёрдый голос брата, уже позабывшиеся слова, что искренне они говорили друг другу только будучи детьми. Миалайа прерывисто вздохнула и заставила себя успокоиться. Она уже поняла, что брата не переубедить, что все её попытки только нанесут глубокую душевную рану и ей, и ему. О, она могла постараться, сделать что-то такое, что заставило бы его остаться здесь, с ней, с семьёй. Но не будет, девушка видит, насколько трудно даётся брату это решение, она не слепая. А горе можно будет вылить криком, выплакать слезами, заглушить чужой болью. В мире известны разные способы, какой-нибудь она уж выберет. Сейчас же надо постараться узнать хотя бы причину такого поведения брата, во что же её Даэрон вляпался.
- Я зла и обижена на тебя, брат,- с присущей ей искренностью проговорила Миалайа, но голос её почти не звенел от напряжения,- твоё решение станет долгим горем для всей семьи, знай это.
Она говорила эти слова, и в тишине они звучали со странной мрачной торжественностью.
- Оно уже стало глубокой раной для меня и нашего отца. Я не знаю, что ты сказал ему, Даэрон, но я хочу услышать правду. Я хочу знать, почему ты покидаешь нас всех, покидаешь меня,- спокойствие оставляло девушку с каждым словом, и под конец она приблизилась к брату, почти повиснув на нём, вцепившись в его одежды так, что загорелые пальчики стали белее пустынного песка.- Скажи же мне, Даэрон, назови причину, чтобы я не просыпалась в холодном поту, чтобы я не свела себя с ума, чтобы не напридумывала ужасов. Заверь же меня, что ты хотя бы знаешь, что делаешь!

+1

6

Кажется, отныне не будет ему покоя,  нервы были натянуты как хорошая струна у новенькой лютни, и казалось, уже ничто не даст им послабления. Даэрон нарочно не двигался, словно желая предаться напряжению не только душевному, но и физическому тоже. Глупо, бессмысленно, но отчего это оно было именно так. Когда, как ни в минуты нашего отчаяния, нам творить совершенно бессмысленные чудачества?
  Он видел, как злость наполняет милую сестру, как легко, словно без касания, Миалайа подхватывает какую-то роскошную мелочь, что из любви к красоте собирает отец, и  кидает её в стену, давая выход эмоциям. Тишина, почти наэлектризованная тишина. И, наконец-то, раздается звук бьющегося о деревянную стену фарфора. И этот удар, решительный и злой снимает напряжение. Даэрон словно выдохнул, расслабил идеально прямую до этого спину. Нет, покой, конечно, так и не пришел. Ах, если бы все было так легко и любые тягости можно было бы снять хаосом, вот тогда бы в мире не осталось не одной целой вещи, зато все были бы счастливы. "Счастливы" - как же теперь это все далеко, - уже смирившись подумал Даэрон. И несмотря на покорность судьбе, взгляд его не приобретал безразличие. Да какое может быть, Серана  околдуй, безразличие, когда дорогой  и близкий тебе человек, дрожайший их всех, должен страдать?
  Зная, чего стоит эта новость сестре, Даэрон решил для себя, что прежде своих душевных бурь поставит цель успокоить девушку и каким бы-то ни было способом внушить ей, что все будет хорошо, что никому не грозит никакой беды.
  -Я зла и обижена на тебя, брат,-  как всегда честно предупредила сестра,- твоё решение станет долгим горем для всей семьи, знай это, - говорила Миалайа. Нет, долгое горе придет, если я останусь, - мысленно возражал  ей музыкант. Даэрон хотел промолчать или просто кивнуть, но слова сами требовали выхода:
  -Я знаю. Знаю, - тихо говорил Даэрон.  "И видит Шал Расил, не могу поделать с этим ничего!"- понимал тролль, но все же чувствовал не угасающую вину.
  -Оно уже стало глубокой раной для меня и нашего отца. Я не знаю, что ты сказал ему, Даэрон, но я хочу услышать правду. Я хочу знать, почему ты покидаешь нас всех, покидаешь меня, - просила Миалайа. Она вцепилась своими тонкими пальчиками в плечи брата и теперь молящие глаза её были ещё ближе и сопротивляться тому, чтоб не высказать страшной правды, становилось все тяжелее. Не дав себе молчать ещё хоть сколько, тролль решил высказать хоть какую-то правду, не желая в открытую лгать.
  -Я не могу сказать тебе всего. Но не беспокойся обо мне, не печалься, я ведь буду посылать тебе весточку, - чуть бодрее постарался говорить Даэрон, придавая голосу уверенности и силы, стараясь убедить сестру, что все в порядке и нет за его уходом больше, чем простой скрытности и тяги к приключениям, присущей всей молодежи.
  -Заверь же меня, что ты хотя бы знаешь, что делаешь! - попросила Миалайа и ответ пришел сам собой. Да, именно так от и сделает.
  -Я знаю, я знаю что делаю, милая моя сестра! И ко всему, я принял единственное верное решение. Все будет в порядке. Я уеду, но буду переписываться с тобой и с остальной нашей семьей. Поверь, не иду я на ратные подвиги, а значит и жизнью не рискую. К чему волноваться? - стараясь говорить как можно более спокойно и уверенно, произнес Даэрон. Неизвестно даже, кого  больше он убеждал в светлом будущем себя или сестру. Но им обоим требовались эти заверения, ведь кто как ни они сейчас отдали бы все, чтобы знать все планы искусительницы-судьбы?

+1

7

Горе временно отступило, Миалайа даже смогла улыбнуться брату. Его спокойный голос, уверенный взгляд завораживал, успокаивал, и девушка превратила паническую попытку удержать в нежный объятия. Сейчас, когда эмоции не давили на неё неподъёмной плитой, девушка смогла оценить действия Даэрона, ведь он зашёл проститься, а не сбежал ночью али на рассвете. Такой поступок был смел и достоин уважения, ведь молодой тролль принимал на свою душу и горе семьи, и непонимание отца. Это его шаг, его выбор, самостоятельный и, как смогла понять Миалайа, не такой уж и желанный.
- Я не могу сказать тебе всего. Но не беспокойся обо мне, не печалься, я ведь буду посылать тебе весточку.
- Ты просишь невозможного, братишка,- усмехнулась Миалайа и дернула его за выбившуюся прядь смоляных волос.- Я буду за тебя волноваться, ещё как буду! А если птица не будет приносить твои письма раз в месяц, то, клянусь, я тебя откуда угодно достану, и гнев отца покажется тебе мягким дуновением ветра.
Она отстранилась от брата и прислушалась. В фургончик явно пока никто ломиться не собирается, даже сам отец. Вполне возможно, что тот сейчас отдаёт распоряжения конюхам, дабы внимательно следили за каждой особью, ведь не пойдёт Даэрон пешком, куда бы он там не собрался. По крайней мере, сама Миалайа именно так бы и поступила.
- Ну, раз ты у нас теперь такой взрослый и самостоятельный,- девушка закрыла фургончик на задвижку и с огромным удовольствием растянулась в отцовском кресле. Ох, она же с самого детства покушалась на этот гигантский предмет мебели!- Расскажи же мне, как и когда ты планируешь покинуть табор. Как я понимаю, ты собираешься в порт?

+1

8

-Ты просишь невозможного, братишка,- признала очевидное сестра, а Даэрон подметил, что из её голоса исчезли те нотки отчаяния. "Получилось, у меня получилось её убедить", - возликовал мысленно тролль, радуясь некоторой победе, ведь больше выносить отчаяния Миалайи, а тем более слез в её голосе и, не дай Расил, на лице он бы не смог. Тролль крепко обнял сестру в ответ, а затем с виноватым, но чуть насмешливым видом развел руки в стороны, за что тут же была атакована прядь его волос. Музыкант улыбнулся, вспомнив эту их милую забаву. "Шкода есть, шкодой и останется," - обреченность и тоскливость сменялись некоторым весельем с привкусом горечи. Но это было всяко лучше затаенного горя. Слыша шуточные угрозу сестры, а может и совсем не шуточные, зная её характер, Даэрон наконец-то ощущал что-то кроме отрицательных эмоций. Его поняли, поняли даже несмотря на то, что он не назвал никаких причин, а просто собирался исчезнуть без видимого повода. Вот попытайся Миалайа так скрыться, так он бы ни за что не пустил её и точно бы заставил раскрыть правду. Видимо, в том их  и главное отличие - сестра его куда более понимающа и мудра, нежели он сам. Вот уж кому по характеру действительно стоило бы занять место главы.
    С каким-то легким торжеством рыжеволосая красавица расселась на отцовском кресле, в какой-то момент став похожей на сказочную королеву, сидящую на троне. Какие странные, нелепые детские воспоминания и сказки стали приходить на ум, когда пришел черед расстаться с родным домом! Даэрон же прислонился плечом к книжному шкафу, что стоял в двух шагах от кресла.
- Ну, раз ты у нас теперь такой взрослый и самостоятельный,- - начала Миалайа, но Даэрон поспешил перебить сестру:
-А ты все не можешь в это поверить, да?- - насмешливо спросил тролль, усмехаясь одними уголками губ.
-Расскажи же мне, как и когда ты планируешь покинуть табор. Как я понимаю, ты собираешься в порт? - спросила девушка и тролль подивился её практичности, ведь он сам мало думал об этой стороне вопроса, почти не придавая значения будущим планам. Для него было главным убраться из Золотых Степей, а дальше будь, что будет.
-Да, - он вздохнул, правда уже не печально, а больше задумчиво, - посижу ещё немного здесь, с тобой, да и уеду. Нечего ждать чего-то ещё. Коня из конюшни уж как-нибудь выведу, не станут же они мне запрещать в самом деле, - заметил музыкант, но и противореча своим словам, задумался над таким вариантом, - отсюда верхом до порта, а там за пару гривенников и  доплыву куда-нибудь. Может, в Аментес, например, - рассказал  чистую правду Даэрон, надеясь тем самым не дать сестре задуматься о чем-то грустном.

Отредактировано Даэрон (2013-12-18 23:26:46)

0

9

Миалайа всегда гордилась своим авантюризмом и практичностью. Смесь из этих двух характеров позволяла не только выделяться на фоне других женщин табора, но и находить выходы из самых разнообразных ситуаций. Собственно, её такой воспитали. Неизвестно, какая семья приютит девушку и какой муж ей достанется, и матушка Миалайи справедливо полагала, что чтобы стать достойной хранительницей очага, надо не только штопать уметь, но и головушкой думать.
Так что сейчас слова брата были внимательно выслушаны, проанализированы и приняты к сведению. Медленно накручивая на палец медный локон, девушка проговорила:
- Сегодня за пастбищем следит Бран, так что твой вариант вполне возможен. Но отец может и оправить других следить за лошадьми, тут надо будет посмотреть по ситуации.
Со стороны, такое поведение девушки могло показаться циничным, словно она хотела выпроводить брата по скорее, и даже помогает в его побеге. Но те, кто так подумает, будет в корне не прав. Дело в том, что для троллей - семья и счастье семьи прежде всего. И тут говориться не только об общем достатке, но и о благополучии каждого члена семьи. Да, будет непросто, других сыновей у главной линии рода нет, скорее всего, следующим главой станет кто-то из двоюродных братьев девушки, а тут могли бы быть и интриги, и конфликты. Последние, будут наверняка, но до интриг дело не дойдёт. В таких случаях всё решается общим советом главы семьи и самых старших её членов. Тут нет борьбы за власть, у троллей работают все, даже дети.
- Когда ты собираешься...- окончание фразы "уехать" было  не договорено, голос подвёл Миалайю. Сглотнув, она взяла себя в руки.- Отправиться в порт? И есть ли у тебя все необходимое? Путь ведь будет не быстрым.   
Действительно, пересечь не такую уж и маленькую степь было занятием не простым. Солнце в пик своего царствования на небосклоне нещадно палило, по этому в солнцепёк всегда делали привал, дабы не мучить лошадей. Кроме того, источников было не так уж и много, колодцы необходимо было знать как свои пять пальцев, а то по жаре и от обезвоживания умереть было легко, или солнечный удар получить. И это лишь одни из немногих причин, почему чужаки редко выживали в степях, если оставались одни.

0

10

- Сегодня за пастбищем следит Бран, так что твой вариант вполне возможен. Но отец может и оправить других следить за лошадьми, тут надо будет посмотреть по ситуации, - резонно ответила сестра. Улыбка, было возникшая из-за маленькой шутки, теперь не отражалась на лице Даэрона. Юноша был более, чем серьезен, ведь сейчас как-никак, а решаются важные формальные вопросы и эта серьезность была кстати, даже несмотря на то, что сам тролль вопреки своему всегда спокойному складу характера, желал попросту вскочить в седло и помчаться к порту. Находится дома, когда все уже решено было ещё сложнее, чем до тяжелого разговора с отцом.
-Да, отец может не оставить все как есть, и его можно понять, - пробормотал Даэрон про себя пожалев, что остаться нет никакой возможности. Не такого будущего он желал для семьи и для себя. Тролль надеялся стать отцу опорой и помощью, а не подвести его. Но увы, не всем надеждам суждено сбываться, и стоило это понимать.
Дрогнувший голос сестры заставил музыканта отвести взгляд. Это ведь он виноват в её тревоге, во всем виноват. Вот уж кому предстояло быть сильной, так это Миалайе. "Может быть через несколько лет мне удастся вернуться, "- подумал Даэрон. Однако он и сам не верил в эту мысль, потому что магия, что способна убивать, казалась ему куда сильнее, чем эфемерный, ничем не обоснованный луч надежды.
-В порт отправляюсь через час и к рассвету точно надеюсь добраться до него. Знаю, полдень не лучшее время, но  корабли уходят с рассветом. Не хочу ждать ещё сутки, - пояснил Даэрон. Да, по его мнению, каждая лишняя секунда на родной земле была опасной, и нельзя сказать, чтобы он совсем был не прав. Тролль не знал насколько сильна эта странная магия и эти жуткие сны, и когда все может повторится. От мысли, что по его вине погиб почти десяток случайных жителей и торговцев, бросало в дрожь. 
Пора было уходить, времени осталось совсем немного. Даэрон подошел к креслу, в котором сидела сестра и, опустившись на корточки, обнял её.
-Я бы правда хотел не уходить, но так нужно и все уже решено. Мне жаль оставлять всех, но больше всего тебя, Миалайа. Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы говорить тебе не беспокоиться, но, пожалуйста, все же не тревожься. Разберусь, привыкну. И ты привыкнешь. Может быть даже когда-нибудь мне удастся вернуться, кто знает. Береги себя, пожалуйста. Ты можешь взвалить на свои хрупкие плечи любую ношу, но не делай этого. Всегда должны быть те, кто защитит тебя, и мне жаль, что я не смогу этого сделать. Прости меня, сестренка, - от чистого сердца говорил Даэрон. Все это казалось ему несвязной чепухой, но не сказать он не мог. Юноша поднялся, собираясь покинуть кабинет. А за ним и дом.

0

11

"Да, к рассвету... Корабли..."
Мысли текли, как та большая вода, которую эти самые корабли рассекают. Бесконечно, плавно, не задерживаясь. Размеренный поток слов, бессвязных словосочетаний и предложений, вот что царствовало в хорошей рыжеволосой головке. И если бы на своё несчастье рядом с девушкой находился бы кто-то, кто эти самые мысли умел бы читать, то увидел бы он не открытую книгу, а запутанную вязь находящихся вперемешку иероглифов.
Когда брат упал перед ней на колени, Миалайа словно проснулась. Словно этот резкий, почти отчаянный жест рывком стащил скрывающее её покрывало. Грустная, но всё же улыбка расцвела на губах ночным цветком, а аккуратные сильные пальчики зарылись в смоляные пряди брата. Его голос, его слова приносили покой на душу. Это слова не оставляли ей выбора, Миалайе придётся научиться быть сильной, научиться жить без братской поддержки. Семья поможет, хотя её родителям самим нужна поддержка. И Миалайа её предоставит в неограниченном количестве. Она просто не сможет по другому.
Сейчас она видела перед собой не только брата, но и сильного духом, упрямого в своём желании защитить близких и при этом почти отчаявшегося молодого тролля. Того, кто достоин гордости семьи, достоин уважения и... благодарности.
- Я верю тебе, Даэрон,- ласково проговорила Миалайа в спину рывком поднявшегося брата.- И я верю в тебя. Чтобы ты не задумал, помни, что у тебя есть семья. Когда закончишь дела, возвращайся. Мы будем ждать тебя. Я буду, Даэрон.

0

12

- Я верю тебе, Даэрон,- ласково произнесла сестра- И я верю в тебя. Чтобы ты не задумал, помни, что у тебя есть семья. Когда закончишь дела, возвращайся. Мы будем ждать тебя. Я буду, Даэрон, - эти слова  придали сил, как ничто иное, и даже перекрасили грусть из оттенков тоски и горечи в какие-то светлые, пусть и немного печальные тона. Даэрон снова обернулся к сестре и уверенно на неё посмотрел, а затем кивнул, хотя больше это было похоже на поклон. Шаг до двери. В душе до странного поселилось спокойствие, и теперь свой уход тролль воспринимал не как неизбежное, а как необходимое, но правильное дело. Возможно, единственное правильное в сложившейся ситуации. Больше собственный уход не отдавал горечью, отпустить все былое даже оказалось легко.
-Прощай, - негромко произнес тролль и уверенно толкнул массивную деревянную дверь, покинув кабинет отца. За пределами этой комнаты, где только что бушевали эмоции расставания, все оставалось по-прежнему. По-прежнему женщины звали детей со двора, по-прежнему слышались окрики мужчин, занятых работой, по-прежнему все пахло ржаным хлебом и дымом костра. Поспешным уверенным шагом, не глядя по сторонам, Даэрон пересек остальную часть родного дома, надеясь что на пути ему никто не встретится. Поправив дорожнуюсумку, перекинутую через плечо,  молодой человек вошел в конюшни и снарядил лошадь. Все это было сделано как-то торопливо, но уверенно. Музыкант не то, чтобы спешил убраться из дома, он просто не желал растягивать расставание. Хотелось ещё раз увидится с отцом и прийти к перемирию, объяснить всю необходимость отъезда. Но эти мысли Даэрон выкинул из головы, такой поступок лишь более усугубил бы ситуацию и измочалил нервы. "Ну что ж, до родника, там привал, а потом в порт и прочь из любимых степей," - решил Даэрон и вскочил на белого в мелких черных леопардовых пятнах коня.
Обычно он не гнал так лошадь, но сейчас наоборот животное неслось по степи, словно лихой ветер. Воздух, бьющий в лицо и заполняющий легкие жгучим ветром, размытые зеленые полосы полей - это заставляло отвлечься от мыслей, не думать вовсе. Пусть промелькнул почти незаметно, запомнившись лишь ледяной родниковой водой, от которой, как и в детстве, по-прежнему ломило зубы и этим встречным ветром. А к вечеру тролль уже ступил на палубу старого торгового кнорра, который отправлялся прочь из степей.

0


Вы здесь » Алгор. Проклятье Элрина » Флешбек » И вот, тропинки разошлись...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC