Алгор. Проклятье Элрина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Алгор. Проклятье Элрина » Флешбек » Над белогривою рекой


Над белогривою рекой

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

порт Дальний

Название темы: Над белогривою рекой
Тип темы: отыгрыш

Место и время: Около года назад, порт Дальний, утро.
Фабула: Как удивительна порой бывает судьба. Идешь, по городу, и слышишь знакомый мотив. А почему бы и не подыграть да и не спеть вместе с очаровательной незнакомкой, ведь музыка, как известно, объединяет.

0

2

Даэрон во всю любовался портом, озаренным лучами расцветающего солнца. Это была особая, совсем другая красота. Ничем порт Дальний в Вольных землях не напоминал желтую ширь Золотых Степей. Даже в ранний час все здесь искрилось синеватым и голубым так, что даже стоя спиной к морскому берегу, можно было точно сказать, что ты в порту. Впрочем, это выдавали крики чаек и настойчивый запах рыбы. Погода начинающегося дня, видимо, благоволила музыканту, потому что нет ничего более вдохновляющего, чем нежаркие, но легкие и невесомые солнечные лучи, скользящие по выскобленным корабельным доскам и натертым мелом и крахмалом парусам.
   Тролль предчувствовал новые приключения и особенно радовался им, потому что сама атмосфера этого поседения совершенно отличалась от мест, где Даэрону доводилось бывать прежде. Хотя и, конечно, молодой человек прекрасно знал, что троллей тут не то чтобы не любят, но особо не жалуют. Но давайте признаем, жалуют троллей только в родных степях, в свободном Аментесе и у торговых лавок, ибо никто так не разбирается в лошадях, как тролли.
   Кстати, о лошадях. Вот кого Даэрон не оставлял перекупщикам, так это верного коня. Вот уж дудки, белого в черных леопардовых пятнах чистокровного племенного коня оставлять за гроши, а потом нанимать на те же деньги еле ходящую старую тонконогую клячу. Но по городу с конем тоже ходить нельзя, поэтому и приходилось оставлять животное в конюшне при таверне, а забирать перед самым уходом из города, плятя за эту чуть ли не добрую половину заработка.
  Пристроив скотинку да перекусив наскоро, прикупленным на позавчерашней ярмарке вяленым мясом с неуклонно черствеющим хлебом, Даэрон, перехватив поудобнее крутобокую еловую лютню, отправился на прогулку в просыпающийся город. И хотя не было ничего интересного в припортовом поселке, но каждая деталь радовала глаза тролля, хотя бы просто потому, что сегодня был слишком хороший день, и даже пара косых взглядов не испортили его.
  Минуя шумную базарную площадь, Даэрон прошелся по маленьким ветвистым улочкам, попросту проникаясь атмосферой уюта и свободы. И хотя ничего общего не было с его домом, но все же какие-то детали напоминали о далекой недоступной теперь Родине.
  Вскоре улицы стали петлять, напоминая загнанного на охоте зайца, и Даэрон не желая заблудится, ему хватило и пары тупиков, решил вновь выйти к морю, только у другой части порта. Там как раз скоро пришвартуются торговые судна и, наверняка, можно будет сыграть, пару бодрящих мелодий. Стоило об этом подумать, как очередная каменная дорожка вывела тролля как раз на небольшой выступ, с которого открывался вид на безбрежную водную гладь.  "Как здесь все пропитано запахом соли,"- подумал менестрель, вдыхая воздух всей грудью.  Он осторожно спустился с этого небольшого утеса, шурша песком да мелкими камушками и аккуратно спрыгнул на жесткую траву, поросшую вокруг дощатого портового настила. И совсем неожиданно среди шумных визгов чаек и перекрикивания юнцов-матросов, которые никак не могли завязать толстый пеньковый канат, послышалась знакомая мелодия. Послышалась и пропала. Но стоило сделать пару шагов вправо, как вновь зазвучал тот же мотив. Не раз Даэрон и сам наигрывал эти ноты, поэтому ошибиться не мог. Ноги сами собой несли его и источнику звука, да впрочем, тролль был и сам охотчим до чужого исполнения, очень уж чисто и красиво звучала скрипка. "А хорошо играет, - невольно мелькнуло в голове.

Отредактировано Даэрон (2013-12-22 00:59:28)

0

3

Было самое время начинать вести календарь "до возвращения домой осталось..." Пятидесятилетнее путешествие Кассандры по Алгору подходило к своему логичному концу. С одной стороны, было немного жаль того, что всё уже посмотрено, всё изучено. Какой смысл в такой долгой жизни, когда в определённый момент осознаёшь, что побывала везде, где только хотела, и уже ничто не способно удивить? Но параллельно этой тоске, какая бывает только у повидавших виды путешественников, ощущалась и какая-то детская радость. Возвращение домой, возможность пройтись по местам своих лучших лет детства и юности, вдохнуть тяжёлые запахи шумного города, встретиться с давно покинутой приёмной семьёй... Море планов и стремлений. И всё же, Кас не спешила уезжать. Ей нравился этот город-порт, где оборотни - желанные гости, а не вечно оплёванные и преследуемые путники, а то и рабы. Девушку уже успели узнать и полюбить здесь, множество жителей обрело покой и потерянное здоровье благодаря странствующей целительнице. С неё даже перестали уже требовать деньги. Кассандра просто приходила в любую таверну, где её встречали приветственными воскликами, вскидывала на плечо свою скрипку или брала в руки гитару, и музыка её души находила выход во множестве песен мира, что могли найти путь к любому, даже самому чёрствому и несчастному сердцу, принося вместе с собой любовь и немного душевного тепла, которых так не хватает большинству живых существ. После концерта её ждала приятная компания, пища и кров. А что ещё нужно вечной страннице?
Но, день шёл за днём, месяц за месяцем, и девушка поняла, что настало время попрощаться с этим гостеприимным городом с грубоватой, но добродушной и благодарной публикой. Она собрала все возможные ингредиенты, пообщалась с уважаемыми ведуньями и шаманами, каких только смогла найти. Дальний дал своей гостье всё, что мог, она в свою очередь ответила тем же. Больше им нечего было друг от друга приобрести, а потому, настала пора прощаться.
Кассандра никогда не относилась с городам, как просто к местам большого скопления представителей различных рас. Они представляли собой нечто большее - невероятные живые организмы с живыми пульсирующими сердцами - центральными площадями и неостановимо циркулирующей кровью - людскими потоками, передвигающимися по улицам-кровеносным сосудам. Днём город совершал вдох, переполняясь энергией, жизнью, людьми, а ночью - выдох, как бы затухая и успокаиваясь до следующего восхода солнца. Дальний успел стать для девушки добрым другом, которого она любила и понимала, жила с ним в одном ритме, чувствовала его настроение и намерения. А как же покинуть друга не попрощавшись?
Взяв с собой верную подругу-скрипку, Кас направилась к мысу, где как всегда кипела жизнь. Она бы сыграла прямо в порту, для кораблей, мерно покачивавшихся на волнах, моряков, чаек, корабельных крыс... Но её бы не услышали. В чём смысл музыки, когда она не находит ни в ком отклика? Поэтому, Кас решила слегка пройти вдоль берега, выйдя на смотровую площадку, которая с одной стороны, была обращена к морю, а с другой - устремлена к городу, обнаруживая совершенное равновесие между двумя стихиями, который Дальний объединил в себе.
Девушка положила футляр со скрипкой рядом с собой и позволила себе пару минут насладиться красотами морского пейзажа. Мачты кораблей в низлежащем порту гипнотически покачивались, солнечные блики скользили по мерным волнам, отражаясь прекраснее всякого света на гранях бриллианта. Морской, переполненный солью воздух, приятно колол лёгкие и в целом очень бодрил. Вдохнув полной грудью, Кассандра тряхнула волосами и принялась распаковывать инструмент. Прохожие начали потихоньку собираться. Девушка, приехав в порт впервые, выступала здесь же, так что неудивительно, что нашлись те, кто её узнал. Привычно и довольно быстро настроив инструмент, удовлетворившись чистым и резким нотам, которыми он откликнулся на её безмолвный вопрос "всё ли в порядке?", заданный при помощи густо наканифоленного смычка. Всё было готово. Баллада потекла со струн, смешиваясь с воздушными потоками и обволакивая слушателей, перила, деревья. Если бы Кассандра могла петь и играть одновременно, она непременно бы это сделала, но её подбородок был занят стратегически важной задачей - поддержкой корпуса скрипки, а потому, ей оставалось лишь проникновенно выводить основную мелодию, которой так и хотелось следовать, подпеть. Баллада была о девушке, что разгневала морскую нимфу, приглянувшись богу морей больше, чем она сама, безнадёжно влюблённая в него. Ведомая жаждой мести, водная бестия вознамерилась утопить бедняжку, но божество ведало всем, что творится на водных просторах и смогло спасти девушку, обратив её в реку, впадающую в подвластное ему море, тем самым слив их вместе в единое целое навеки. Нежная мелодия скрипки сама стала водой, которая видела эту историю, а теперь переливисто журчала о ней, стремясь на своём собственном языке донести суть до слушателей, не дать красивому повествованию кануть в лету. Но слушатели не могли понять слов, а лишь следовать тому эмоциональному позыву, что осознавали, и от этого Кассандра ощущала тяжесть невысказанной песни на душе, с чем ничего не могла поделать, а потому ещё более чувственно принималась атаковать струны.

+1

4

Словно в такт скрипке, солнце набиралось все большей силы, охватывая своими лучами не только крытую камнем пристань, но и дома, и улицы. И хотя утро наступило уже более часа назад дневное светило только сейчас наполнялось особым жаром и светом, который невольно окрашивал все в золото и отогревал продрогшие за ночь мостовые. Даэрон же видел, а вернее слышал, в этом новом дне ещё одно особое счастье - ничто так не внушало спокойствия и уверенности, как давно знакомая мелодия, выводимая руками мастера,  точнее - мастерицы. И хотя вокруг скрипачки собралось немало зевак, но они не толпились, как бывает если играешь на оживленных базарных площадях, а просто останавливались на дороге, забывая о делах, или  опирались на перила широкой каменной лестницы, ведущей к нерушимому пирсу. Тролль и сам не заметил, когда на его губах появилась легкая улыбка, кажется, это случилось как только на узких улочках почудился ему отклик скрипки.
Музыка все лилась и лилась мощными потоками окутывая окружающих людей и заставляя двух курносых девчонок лет шести, оставив большую крытую полотенцем корзину,  танцевать в такт, вызывая улыбки и смешки у зевак и простых прохожих.
Вот  завершался очередной куплет, а слова сами невольно вспомнились Даэрону. Лютня как по воле рока блеснула лакированным еловым боком, и удержаться от чистого безрассудства было невозможно. Вообще-то это считалось крайне грубым врываться в чужое исполнение без договоренности, да ещё и к такому особенно талантливому менестрелю - это было почти оскорблением, но отчего-то Даэрон был уверен в том, что это совсем не тот случай. Те, кто ткут мелодии, хорошо чувствуют такие вещи и знают когда они уместны.
Пальцы сами потянулись к струнам, извлекая из инструмента  негромкие, но яркие ноты. Менестрель нарочно выбрал такую мелодию, чтобы главным инструментом все же оставалась скрипка, наслаждаясь её чистым звучанием. Даэрон посмотрел на скрипачку, и не поймав её рассерженного взгляда, не поспешил перестать перебирать струны. Звучание двух инструментов делало  мелодию более гулкой и наполняло её какой-то особенной силой, ведь теперь в музыку вкладывало душу сразу два человека. Своих сил тролль сейчас не боялся, эта минута, этот день, были слишком светлы, чтобы вдруг окрасится багрянцем чужой крови. Музыка же обрела новый завиток куплета, а Даэрон припомнив начало баллады напел:

-На далекой земле, у белеющей гавани,
Где поныне зреет виноград,
На заре цветущей в серебристой заводи,
Корабли свободные стоят.

Паруса с холстиной крыльев тонкою,
Точно птичьи перья на ветру,
Навевают песнь одну негромкую,
Про речную гавань, про свою.

Мелодия слегка изменилась, уводя в звуки проигрыша. Удивительное вдохновение чувствовалось сейчас, и сложно было сказать от удивительной ли это погоды этого дня, от особой атмосферы порта или просто из-за дуэта, неожиданно зазвучавшего очень слаженно. К середине проигрыша тролль едва касался струн, позволяя звучать бархатному голосу скрипки, а затем, наоборот, еловая лютня зазвучала чуть увереннее. Даэрон сделал так не без умысла,  просто хотелось дать возможность скрипке ненадолго замолчать, а прекрасной скрипачке - спеть, ведь не может у хорошего музыканта не быть и хорошего голоса.

Отредактировано Даэрон (2013-12-27 21:36:38)

0

5

Звук полнился всё новыми и новыми нотами, а Кассандра украдкой, приоткрыв один глаз, наблюдала за зрителями. Ей было незачем смотреть на гриф, пальцы сами знали свою работу и уверено вели мелодию всё в новые дали. Сладким мёдом удовольствие зрителей лилось на душу и немного на самолюбие музыкантки. Каждый творец, как бы он не отнекивался, жаждет быть оценённым, а потому с трепетом в сердце наблюдает за малейшей переменой в лицах, жестах, голосах публики. Но всё было благополучно, слушатели замирали и воодушевлялись вместе с мелодией, создавалось впечатление, будто девушка самолично своим длинным смычком, как волшебной палочкой, управляет их поведением напрямую.
Блаженно улыбнувшись, Кас снова прикрыла глаза и отдалась потоку лившейся из-под её пальцев баллады, и именно в этот момент неожиданно раздались звуки той же песни, но исходившие совсем не от её инструмента. От неожиданности, девушка вздрогнула, из-за чего смычок на мгновение заехал на гриф, затушив звук там, где тот должен был взвиться. Быстро опомнившись, Кассандра стрельнула глазами в поисках того наглеца, что так неожиданно и дерзко вмешался в её самозабвенную игру. Она заметила менестреля, который на своей лютне выводил побочную мелодию, поддерживающую её партию. Весьма прилично выводил, стоит заметить, хотя девушке не сразу удалось подавить внутри себя смесь удивления и негодования, чтобы заметить это. Однако, нота лилась за нотой, а мелодии двух струнных инструментов сплелись так гармонично, что музыкантка мигом забыла все обиды и с невероятным удовольствием вживалась в новообретённую идиллию. Этот необычный дуэт привлёк ещё больше людей. Не только сами менестрели оказались во власти музыкальной магии, но и все слушатели, как будто на минуту смогли заглянуть в удивительный мир стройных нотных станов и всевозможных гармоний, обычно доступный только избранным.
Лютня ненадолго затихла, но лишь для того, чтобы позволить менестрелю дать волю бархатистому голосу, напевшему первые строки баллады. Кассандра довольно быстро перешла на побочную партию, чтобы не соревноваться с вокалом, но поддержать его, дать необходимую платформу. После небольшого проигрыша лютня зазвучала вновь и Кассандра поняла, что и у неё смолчать не получится. Доведя мелодию скрипки до логичного затухания, она сняла инструмент с плеча выпрямилась и запела... Вы подумали, что сейчас будет описание звенящего сопрано, который бы подобало иметь столь изящной девушке? Ни в коем случае. Кассандра обладала довольно редким контр альто и свои куплеты пропела в унисон тем, что только кончил выводить юноша:
- В тонкий такт им плещется кудрявая
Белогривая свободная волна.
Ту встречают скалы пьедесталами,
И поёт для них, поёт она:

О любимой речке-говорливушке,
Что впадает в море близ волны,
И тяжёлых ветках милой ивушки
С ветками растущей тишины.

Речка та в миру не знает имени -
Не давал его ей Посейдон,
А людское кануло во времени
И забылось, словно дивный сон.

Мягкий бархатистый глубокий голос девушки неожиданно мощно вырвался из взволнованно вздымающейся груди. Он слишком долго томился внутри и теперь рвался наружу, подобно птице, чтобы возвестить всему миру об удивительной истории, которую тот мог знать до этого лишь по эмоциональному наполнению, а сейчас поймёт суть.
Девушка закончила вступление баллады и хитро взглянула на присоединившегося к ней менестреля. Она ясно давала понять, что инициатива наказуема. Продолжив напевать мелодию, она легко дирижировала рукой, чтобы показать тому, что хочет дальнейшие слова баллады пропеть дуэтом.

+1

6

Мелодия лилась из под струн лютни и из-под скрипичного смычка, придавая звучания какую-то особую, ни с чем не сравнимую органичность, настоящее единство звука. Весь мир на эти несколько минут потерял свою ценность, потому что свою душу, все свои внутренние эмоции двое музыкантов вкладывали в одну единственную балладу.
Даэрон, надо сказать, давно не испытывал ничего подобного. Это было сравнимо с тем временем, когда тролль убегал на площадь и несколько часов к ряду играл там, собирая толпы зевак. Тогда он ещё не знал ничего о той странной  магии, что сейчас не давала вкусить по-настоящему всю красоту музыки. Впрочем, этот солнечный день, этот столь непривычный порт и эта длинная забористая баллада не давали возможности припомнит что-то плохое.
Даэрон и сам не понимал, как у него получается не сбиваться, ведь эту мелодию он играл достаточно давно. Но то ли шуточные толки о том, что инструмент запоминает все сам - правда, то ли звучание такой трогательной истории любви обычной девушки и морского владыки осело где-то в подсознании.
Пальцы  короткой трелью перебрали тонкие струны, завершая очередной короткий куплет. Если честно, то тролль не был уверен, что симпатичная скрипачка поддержит его "игру" и споет. Однако, как и всем, Даэрону свойственно ошибаться, а учитывая его характер, то ему даже более свойственно ошибаться в предположениях, чем их угадывать. Голос незнакомки звучал на удивление не столь высоко, как обычно можно услышать от менестрелей-девушек, но из-за этого в нем только больше чувствовались переливы эмоций, каких обычно можно было не услышать за очередным шаблонным "сопрано". На какой-то момент Даэрону даже стало несколько неловко от того, что он затянул в дуэт мастера своего дела, видимо, не один год занимающегося музыкой. Сам же он играл и пел всего около семи лет, хотя он и, без сомнения, жил этим искусством. Вот голос золотоволосой девушки умолк, завершая очередной кусочек истории. Однако, она сделала характерный жест, словно дирижируя. Даэрон быстро понял лукавый маневр девушки. Бровь невольно сама переполнялась, выражая вполне понятный вопрос: "Она серьезно что ли?". Впрочем, причин не спеть дуэтом Даэон не видел, ему наоборот было интересно спеть финал баллады в два голоса. Музыка стала чуть громче и торжественнее, но и голосам здесь предстояло зазвучать поначалу более громко, а затем более тихо и трогательно. И им это действительно удалось, хотя Даэрон лично ни на секунду не задумался о том, как это должно звучать, просто песня пелась сама, гораздо важнее было передать её смысл, её особую историю и доброе отношение к ней исполнителей. Вот очередной вдох перед строфой и слова баллады вновь живут:

-Махнул рукой и тонкий шелк истаял,
Льняные косы пеной стали враз,
И синей лентой разлилась в начале мая,
Река и заводь где начался наш рассказ.

Даэрону всегда особенно нравилась эта часть. Было в ней что-то особенное, словно автор баллады вложил всю любовь в эти строки. Никак не удавалось без уважения спеть "шелк истаял" или "льняные косы", ведь было в этом описании особое поклонение всей женской красоте.
И вот наконец-то история ждала своего особенного завершения, своего счастливого конца. Музыка притихла, почти замолкнув, а тон голосов стал больше похож на тот тон, каким у костра рассказывают старые волнующие истории, на которых в людях воспитывается все человечное и живое.

...Навеки им не помнить больше горя,
А вечно лишь шептать: "Тебя люблю!"

Пальцы сорвались со струн, как вспуганная птица довольно резко обрывая финал, но от этого не делая его  хуже, а наоборот, оставляю слушателей, да и исполнителей тоже, на какой-то яркой жизненной ноте. Все-таки Даэрон по-настоящему уважал того, кто придумал эту красивую балладу. Почему-то думалось, что она пришла от гномов, если не от самих изначальных водяных духов.
Зазвучали  хлопки тех прохожих, кто дослушал такой необычный дуэт до конца, впрочем стоит признать, что нельзя не быть гордым любому музыканту за такие довольны улыбки. Но вот толпа оживилась, кто-то подобрал плетеную из стеблей корзину, кто-то заспешил на рынок, продавать только что пойманную рыбу, где-то вдалеке зазвучал призыв  закатывать бочки с пресной водой поживее - кажется, какой-то корабль собирался в плавание.
Даэрон все ещё улыбался, ведь баллада заставила сердце биться чаще, и даже порт показался ещё более солнечным. Впрочем, совсем скоро солнце должно было оказаться в зените, поэтому его сияние могло быть совсем не связано с песней, но разве это важно, когда хорошая баллада располагает только хорошему настроению? Даэрон коротко поклонился прекрасной скрипачке, этим жестом выражая свое восхищение.
-Прошу простить меня за мою наглость, но я просто не сумел пройти мимо такого талантливого исполнения,- честно признался он, глядя прямо в глаза девушки, ему и правда было немного неловко за такую выходку, потому что большинство музыкантов считали бы это оскорблением или зазнайством или ещё Серана не пойми чем. Но Даэрон видел в этом лишь торжество искусства и просто шанс обеспечить хорошее настроение и себе и окружающим. И все-таки казалось, что сказанных слов недостаточно, тем более что они были несколько чопорны о официальны, поэтому тролль счел нужным добавить:
-Нет, правда, надеюсь Вы на меня не обиделись.Это..как-то спонтанно вышло, - несколько торопливо пояснил Даэрон и голос его потерял те немного аристократично холодные ноты, став более обыкновенным и искренним. "Ну и кретин же я,"- небезосновательно сделал вывод Даэрон. Да уж, стоило признать, что если он и дальше будет так мало общаться с кем-то, то скоро вообще отучится говорить даже пусть и так несколько нескладно.

+1

7

Её жест был понят и принят. Возможно, если бы менестрель не показал её перед этим своего голоса, она бы усомнилась в надобности дуэта, но теперь, когда они оба имели возможность узреть воочию возможности друг друга, не сделать этого она просто не могла. Сколько раз девушка исполняла эту балладу? Десять? Пятьдесят? Тысячу? Шанс изменить её до неузнаваемости союзом двух сильных голосов выпадал ей мягко говоря не столь часто. Разумом Ариды полностью владела музыка. Чувство ущемлённого творческого эго? - Куда там! В её обычно спокойной, как широкая река, душе бурлил неуёмный детский восторг, стоило больших трудов преобразовывать эту неспокойную плещущуюся энергетику в ровный и сильный голос.
Обычно сыгровка с другими музыкантами мешала ей целительствовать. Посторонние звуки мешали и сбивали процесс, требующей невероятной сосредоточенности, но в этот раз по-другому было всё. Она чувствовала, что голос этого незнакомого ей менестреля, нежная мелодия, извлекаемая его тонкими музыкальными пальцами из лютни, не просто не препятствовали привычному смешиванию музыки и лечения, но во много раз усиливали его. Этот феномен поразил её до глубины души, однако сейчас было не время выяснять причины происходящего. Мелодия, как ветер перемен уносил Кассандру, её мысли, чувства, бытие всё дальше и дальше от этого места. Если обычно девушка, казалось бы, становилась живой свидетельницей описываемых в балладе событий, то сейчас она и этот менестрель превратились в реинкарнацию главных героев, которые восстали из морской пены, чтобы поведать о своей удивительной истории людям, оборотням, вампирам, всем столь разным, внешне, но столь же ранимых и чувствительных внутренне существ. Весь подлунный мир должен быть трепетать от трогательной повести, нежно улыбаться при мыслях о невероятной силе любви, и тихо ронять слёзы, понимая, как трагедия стоит за ней.
В момент описания вероломного поступка нимфы, девушка на минуту оставила слова юноше, а сама воспользовалась передышкой, чтобы подчеркнуть всю драму искристым и нервным скрипичным проигрышем. Кассандра терзала струны, буквально вырывая из них звуки. На кульминационной коде струна "ми", самая тонкая из всех, не выдержала напряжения и лопнула на самом пике. Девушка коротким взглядом проводила ту в добрый путь и стремительно переместилась на вторую по высоте "ля". Для того, чтобы не потерять нить мелодии, ей приходилось зажимать струну буквально на самом краю грифа, всё время чувствуя его острую кромку, которая напоминала, что одно неловкое движение пальцев грозит срывом мелодии на самом ответственном моменте. Однако, Ариде не грозил подобный позор. Она играла столько, сколько себя помнила, как сознательную личность. Ей не было нужды считать, 80 или все 90 лет в её руках поёт этот инструмент; никакими цифрами не описать то единство, которое установилось между девушкой и скрипкой.
И вот, два голоса продолжили вести балладу вперёд. Кассандра стояла полубоком к зрителям для того, чтобы иметь возможность смотреть на своего невольно нарисовавшегося партнёра. Он как-будто бы излучал свет. Вот почему мелодия обладала такой силой - две души сплелись в одну, для того, чтобы даровать ей жизнь, извлечь из глубин забвения короткой человеческой памяти. Кассандра уже не знала, кого тянет к этому загадочному черноволосому юноше - героиню баллады, которую она сейчас воплощала или её саму. У девушки кружилась голова от ощущения сильного дыхания и голоса, идущего прямо из глубин её груди, она закрыла глаза, чтобы как можно лучше запечатлеть это невероятное ощущение в своей душе. Ей бы хотелось, чтобы эта песня никогда не кончалась, но вот, два голоса, сойдя буквально на нет, прошептали последние слова:
...Навеки им не помнить больше горя,
А вечно лишь шептать: "Тебя люблю!"

Громкий отчаянный завершающий аккорд выдернул их из того волшебного мира обратно, к тихой гавани, скрипу покачивающихся мачт, обыденным заботам, которые вновь нескончаемым мерным потоком закружили собравшихся вокруг них зевак. Кто знает, от скольких болезней они сегодня избавились. А ведь если подумать, тут совсем недалеко больница, выходящая окнами на смотровую площадку... Девушка почувствовала невероятную слабость в ногах, голову окутывал туман...
Перебор - судя по ощущениям, в соседствующем с ними учреждении были неизлечимо больные. Кассандра чувствовала себя выпитой до дна. Покачнувшись, она ухватилась за поручень и едва удержалась от того, чтобы не рухнуть прямо на мостовую.
-Прошу простить меня за мою наглость, но я просто не сумел пройти мимо такого талантливого исполнения - собравшись с последними силами, Арида улыбнулась и повернулась к незнакомцу, слабо кивнув в ответ на комплимент.
-Нет, правда, надеюсь Вы на меня не обиделись.Это..как-то спонтанно вышло
Всё ещё держа в одной руке скрипку, Кас пожала плечами и попыталась сделать небрежный жест, махнув рукой и сказав:
- Пустяки... - не успев закончить мысль, девушка потеряла равновесие, нелепо качнулась и ей пришлось буквально повиснуть на новом знакомом, чтобы не упасть. Получилось что-то вроде спонтанных объятий. Попытавшись отстраниться, девушка поняла, что не в силах этого сделать, странное онемение охватило тело.
- Прости...- пробормотала она, - Не мог бы ты мне помочь? - давно Кассандра уже не чувствовала себя настолько жалкой и беспомощной. Куда делась та невероятная внутренняя сила, которой только что полнилась эта девушка? Спасла кому-то жизнь (а может и не одному), наверняка, но этого она не узнает.

+1

8

Финал песни, да и вообще весь дуэт целиком, все ещё оглушал. Оглушал как-то по-странному, внутренне,  заставляя уйти всякую безмятежность и безразличие, если они там сегодня были. Именно в таком странном состоянии людям обычно свойственно прощать все обиды от мелких до смертельных, подавать милостыню всем кто её попросит, и скупать все цветы у старушки, чтобы тут же их подарить какой-нибудь встречной девушке. Такое чувство обычно ещё преследует людей в первый по-настоящему весенний день.
- Пустяки... - пробормотала девушка, и Даэрон успел ещё с удивлением заметить, что глаза у неё необычно зеленые с каким-то рыжим оттенком, прежде чем музыкантша неловко покачнулась и, чтобы удержать равновесие, буквально повисла на Даэроне, впрочем, он и сам её подхватил, как только заметил такое странное состояние. "Вот, осел, мог бы и раньше заметить", - укорил он себя. Впрочем, сейчас было далеко не до укоров, странное неожиданное состояние собеседницы не пугало Даэрона, то он и правду волновался за её здоровье, совершенно позабыв, что они знакомы меньше получаса. Когда  человеком проживаешь, именно проживаешь, а не просто исполняешь, балладу, настоящую мелодию души, то он уже априори не может быть чужим и незнакомым.
Эйфория от такого крышесносного дуэта моментально выветрилась из головы, оставив лишь легкую тревогу за светловолосую спутницу.
-Что случилось? С тобой все хорошо?-осторожно поинтересовался тролль, крепко держа девушку в объятиях, чтобы не дать ей упасть. Да и уж если быть совсем откровенным, то это было не только необходимо, но и весьма приятно но Даэрону совершенно точно стоило выкинуть эти мысли из головы, и напомнить себе, что он в очередной раз ляпнул глупость несусветную. Если девушке тяжело стоять на ногах, то все явно не хорошо, и спрашивать об этом бессмысленно.
Воспоминания пришли неожиданно. Даэрон вдруг просто осознал, что и сам испытывал подобное чувство после музыки. "Нет, не после музыки, после убийства,"- поправил тролль себя, и хотя здесь была какая-то другая ситуация, но воспоминания все равно оставили неприятный осадок. Где-то на застенках сознания засела мысль, что надо сегодня же покинуть порт Дальний, если он не хочет убить кого-то и здесь. Уже давно не было мерзко от того, что порой вот так вот приходилось решать где и жителям какого места суждено умереть. Осознание ужаса и циничности придет только, когда он очнется в руками, окрашенным в чью-то алую кровь.
Но этим мыслям Даэрон не дал задержаться в своей черноволосой голове, сосредотачиваясь на этом  залитом солнце месте и на красивой талантливой девушке.
- Хэй, все хорошо? - он спрашивает это тихо, осторожно, как можно более спокойно, хотя переживание за скрипачку все равно слышится в его голосе.
- Воды, предложить не могу, но есть вино, - предлагает Даэрон. Правой рукой он крепко, но достаточно осторожно держит зеленоглазую собеседницу, а левой легко отстегивает от пояса железную, обитую кожей флягу и протягивает её девушке-менестрелю.

0

9

В голове стучала только одна мысль. Обратиться, срочно обратиться, убежать, свернуться комочком и восстановить внутренние ресурсы. Оборотни любят спорить, какое состояние для них более естественно - человеческое или же звериное - однако, для Кас такой вопрос даже не стоял. Для неё было более, чем очевидно, что оставаясь в обличии двуногого, её коэффициент полезного действия просто несравнимо меньше, чем когда она становится мощным, переполненным силой и энергией зверем.
Была лишь одна проблема - многолюдность. Конечно, Дальний - город, где обитали в основном оборотни, для которых обращение такая же естественная часть жизни, как и дыхание, но всё равно, превращать улицы в зоопарк здесь было как-то не принято. А если подумать ещё лучше, то почему-то Кассандре совершенно не хотелось показывать "другую сторону монеты" своему новообретённому... другу? Нет, пожалуй, для такого громкого слова ещё рановато, но она уже более чем ясно чувствовала то единение душ, что установилась, ту невидимую нить, что протянулась между ними. Положение казалось чуть менее, чем безвыходным. У Ариды, как у целительницы не последнего порядка, была мощнейшая регенерация, но даже ей требовалось время, чтобы скопить энергию чуть ли не с нуля, когда во внутренних резервуарах, что называется, мышь повесилась.
Хорошо вампирам... Выпили крови и уже снова полны сил... - увы, каким бы волшебным ни был Алгор, не существовало универсального средства шаговой доступности, которого глотнул, и вот, "мана", уже снова на максимуме. Да, было множество тонизирующих зелий, были заклинания, позволяющие позаимствовать чуть-чуть чужих сил, но энергия, как и любой другой ресурс, не берётся из ниоткуда и не уходит в никуда. Стоп-стоп-стоп... А вот тут только что, кажется, проскользнула здравая мысль. Ей же совсем немного нужно, только, чтобы на ноги встать...
-Что случилось? С тобой все хорошо? - в ответ, музыкантка только вздохнула и слабо махнула свободной рукой, что буквально означало - долго объяснять. Девушка попыталась улыбнуться. В любом случае, чужая забота - это приятно, а на тот момент, когда беспомощнее существа, чем она, было не сыскать, ещё и просто жизненно необходима.
- Хэй, все хорошо? - хотелось усмехнуться, но сил на это просто не было. Ну как ребёнок, честное слово. Однако, следующее предложение было куда более дельным. За мех с вином Кассандра была готова этого человека (или нет? какая разница, впрочем) просто расцеловать. Сделав пару жадных глотков, она ощутила, как обжигающее тепло пошло по её пищеводу, согревая внутренние органы. Мир стал чуть понятнее, и ей пришло в голову гениальное до простоты решение, которое она в приступе паники просто не заметила.
Вернув сосуд с живительной влагой обратно, Кассандра подняла на менестреля глаза, полные благодарности, и произнесла:
- Можешь помочь мне добраться до дерева? Не слишком молодого, крепкого. - просьба звучала по-дурацки, но объяснить лучше в данном состоянии, что ей нужно, девушка была физически не способна. Всё-таки она сочла, что отбирать жизненные силы у человека, которого знает (ладно, почти не знает) всего ничего, будет слегка нагло.
Держать в одной руке скрипку и смычок было неудобно, но это было абсолютно ничего не значащей мелочью по сравнению с её общим состоянием. Она, конечно, могла бы попросить незнакомца понести ещё и скрипку, но тот и так почти нёс её. Ген, а Ген. Давай я понесу чемоданы, а ты понесёшь меня? Кстати, о незнакомцах:
- Не лучший момент для знакомства, - на выдохе произнесла девушка: каждое слово отнимало просто море сил. После небольшой паузы, - Я Кассандра. Можно просто Кас. - по прошествии ещё одной небольшой передышки, - Спасибо. - сложно было сказать, что содержалось в последнем слове. Простая благодарность за поддержку сейчас? Нет, слишком глубоко и нежно было оно произнесено. Скорее, оно включало в себя искренний восторг от той эмоциональной полноты, что ей удалось испытать за всё время их краткого знакомства.

+1

10

Девушка кажется даже немного стала приходить в себя, видимо вино пошло на пользу, что, конечно, дало Даэрону повод облегченно вздохнуть. Но видимо с выводами тролль поспешил.
- Можешь помочь мне добраться до дерева? Не слишком молодого, крепкого, - - вдруг попросила музыкантша. До менестреля не сразу дошло, о чем идет речь. Брови удивленно поползли вверх. "Дерево, дерево...Зачем человеку может понадобиться дерево? Хммм..."- честно говоря, предположений хоть сколько-нибудь адекватных не было. "Так, хорошо, допустим, что это просто какие-нибудь заморочки магии или ещё чего", - - глядя на уставшее и обессиленное состояние знакомой, Даэрон понял, что  уточнений точно не добьется.
-Так. Хорошо. Дерево, так дерево. Но ты так даже с моей помощью не дойдешь, - констатировал очевидное молодой тролль, и уже немного тише и скорее для себя самого добавил, - так что надеюсь потом скрипкой по башке не получу, - и с этими словами он попросту подхватил бедовую девушку на руки, что слава богу труда не составляло. От всей неожиданности ситуации Даэрон даже перешел на некоторый просторечный диалект, хотя обычно в словах был куда изящнее в дань профессии, так сказать.
-Я Кассандра. Можно просто Кас, - представилась девушка, тролль улыбнулся искренне новой знакомой, теперь, кажется, удивление от всей абсурдности ситуации прошло, вернув парню возможность изъясняться привычным образом.
Благодарность произнесенная девушкой была, конечно, понятной во всей сложившейся ситуации, но прозвучало это очень искренне, совсем не похоже на то пустое звучание, какое обычно придается этому слову в суматохе. Молодой человек кивнул в знак ответной благодарности и тоже поспешил представиться:
- Даэрон. И я к вашим услугам, прекрасная Кассандра,- прозвучало это несколько по-щегольски, ну не мог уж Даэрон удержаться от легкого комплимента в сторону девушки, хотя в этих словах можно найти было не только восхищение, но и ответную благодарность за чувства, которые удалось испытать, исполняя балладу таким дуэтом. Кажется, отголоски песни все ещё не шли из головы Даэрона.
Тем временем он уже успел поплутать по нескольким достаточно широким площадным улицам и даже завернуть в узкие переулки, но деревьев нигде не обнаружилось. И да, набор метелок у одного из домов за дерево точно не примешь. Несколько достаточно пышных яблонь попадались за заборами, но не прыгать же за ними с такой ношей? Да и получить на орехи в единственный день посещения порта Дальний не хотелось.  Тем более по пути их уже и так несколько раз провожали недобрыми взглядами. "Решат ещё, что я тут девушек ворую",- в шутку предположил Даэрон. Да, со стороны они, наверное, выглядели весьма неожиданно.
- Говорю очевидное - деревьев здесь нет, - тоном отставного солдата доложил тролль. Дурачился он специально, чтобы попросту несколько сгладить всю неловкость ситуации и свою тревогу за состояние Кассандры, - наверняка,  все, что успевало вырасти в аршин ростом, тут же срубалось на дрова. Ну или на метелки,- предположил Даэрон останавливаясь около очередного тупика.
-А могу я поинтересоваться, зачем тебе вообще понадобилось дерево, Кассандра? - задал вполне резонный вопрос музыкант, глядя на спутницу, которую на землю так и не отпустил.

Отредактировано Даэрон (2014-01-12 21:23:28)

0


Вы здесь » Алгор. Проклятье Элрина » Флешбек » Над белогривою рекой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC