Алгор. Проклятье Элрина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Алгор. Проклятье Элрина » Остров Гидеос » Дела немаловажные; Дэмиэн/Рамон


Дела немаловажные; Дэмиэн/Рамон

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название отыгрыша: Дела немаловажные!
Участники: Дэмиэн/Ромочка
Время отыгрыша: до основных событий, время регентства Дэмиэна
Тип отыгрыша: личный
Описание: времяпрепровождение княжича и его варвара после важных государственных дел

http://radikale.ru/data/upload/c2184/fb1a9/f46a19e5c5.jpg

0

2

начало игры

-…в результате чего взрыв уничтожил половину торгового судна. И поскольку мы оказались в очередной раз бессильны перед пиратами…
Монотонная речь советника убаюкивала молодого человека в кресле в конце стола. Занудный доклад нагонял невероятную тоску и больше всего вампир жалел лишь о том, что более не сможет сам решать такие проблемы. Сколько лет прошло с его последнего выезда? Страшная цифра…
Легкий толчок в плечо заставил юношу моргнуть и дал понять, что речь своетника была окончена достаточно давно.
-Да, я понял вас, - кивнул молодой вампир, - Я подпишу приказ.
Раздалось хихиканье самого молодого члена совета, и вампир во главе стола удивлено вскинул брови.
-Я сказал… - повторил докладчик, старик с длинной седой бородой, - Что дам вам бумаги на разрешение продать выживших солдат в бордель гномов.
Дэмиэн, а именно так звали молодого вампира, выругался себе под нос и тут же невинно улыбнулся старику.
-Ты сейчас скажешь, что я ничего не услышал из твоего доклада, - юноша поддался вперед, упираясь локтями в стол, - И ты подловил меня такой фразой. Но это не так. Я не прослушал всю твою речь только потому, что она полна занудства и неимоверна скучна.
Молодой советник прыснул, воин напротив мягко улыбнулся и покачал головой. Старый советник поняв что собрание, по сути, сорвано, упер руки в бока и наставническим тоном заговорил:
-Дэмиэн! А если бы тут был весь совет? Тебе просто повезло, что здесь лишь мы! Что с тобой такое? Ты князь Аментеса!
-Я княжич, Хермшел, - поправил вампир и осмотрел присутствующих.
Хершел был как всегда прав. Если бы он так отвлекся на полном совете, то был бы скандал. А так тут присутствовали лишь доверенные ему лица. Юный оборотень, ученик мага, восхищенными глазами смотрел на Дэмиэна, любя его как старшего брата. Воин напротив, Гэри, его давний друг и соратник, всегда с пониманием относился к княжичу.  А старый Хермшел был одним из его первых учителей и одним из тех, кто искренне любил вампира.
-В чем проблема? – Дэмиэн устало потер виски, - Лишь в том, что наши суда топят пираты? Не надо на меня так смотреть! Это не проблема! Это безалаберность наших генералов. Или лично я должен разбираться с этим? Вроде у нас для этого много других стратегов! Когда-то я сам, будучи юнцом, решал такие проблемы. За что получают жалование наши военные?
-Не заводись,  - мягко произнес Гэри, - Мы все на нервах, Дэм. И эти политические акции давят на тебя, знаю. Твоя задача сейчас сделать так, чтобы твоя мать, проститутка из Вольных, была точно мертва. Остальное мы решим.
Дэмиэн кивнул и благодарно улыбнулся.
-И вообще… - заговорил княжич примирительно шутливо, - Почему гномий бордель? Это омерзительно! В их, простите, пещерках… мокрых пещерках.
Юноша напротив вспыхнул краской, старик закатил глаза, а Гэри рассмеялся.
-Нет, я серьезно! И да, в последнее время это тоже горячая тема, - Дэмиэн стал серьезнее, - Прикрывайте эти точки, их стало слишком много. Я вообще не доволен работой полиции и стражи. Буду гнать всех.
Княжич, регент Аментеса, встал из-за стола и его величественная фигура напомнила старому Хермшелу другого вампира.  Дэмиэн не менее величественно прошел к большому панорамному окну, рассматривая великий город.
Хермшел попросил двух собеседников уйти из зала и закрыл за ними дверь.
-Знаешь… - мягко произнес он и Дэмиэн небрежно полуобернулся, - Со спины иногда пытаю тебя с отцом.
-Я не он, - холодно ответил молодой вампир и лишь одна нотка тона выдала нервозность.
-Чего ты боишься? Почему ты … так изменился? – Хермшел неспешно приблизился к юноше, - Ты же наш князь…
-Я княжич! – Дэмиэн обернулся к советнику и голубые глаза изменили окрас до почти белого выдавая злость, - Я не князь!
-Боги, Дэм! Мерунес мертв! – громкий голос советника эхом разнес эти слова по пустому большому залу.
Наступила недолгая пауза и Хермшел виновато пожал плечами.
-Дэм…. Он не вернется спустя сто лет… - вздохнул старик, - Я не знаю ни одного вампира, который умер бы естественным путем, но Мерунес был ранен. Его нет так давно… Мы должны смириться. Он мертв и ты князь. Его наследник.
-И я должен называть свою мать проституткой, - кивнул Дэмиэн и впервые позволил каменной маски лица дрогнуть, выдавая боль.
-Я не меньше тебя… - прошептал Хермшел так, словно боялся, что их подслушают, - Знаю, как великолепна была леди Кейн. Я один из немногих кто видел ее при жизни. Но если хоть кто-то узнает что ты дампир…. Поэтому пусть лучше Мерунес согрешит с проституткой, которая умрет при родах, чем….
-Чем кто-то узнает что моя мать эльф, – кивнул Дэмиэн, - Да, я согласен. Но… я не князь. И даже не потому, что мне тесно и что меня душат эти стены. Даже не потому, что я устал, что я хочу взять людей и сорваться бить пиратов, а не отдавать тут тупые приказы… Хермшел… У меня нет его силы. Я слаб для князя.
-Она совсем никак не просыпается в тебе? – старик взволновано нахмурился.
-Никак. Я пуст. Я просто дампир.
-Ну раз ты не князь… то позволь сказать как другу. Как мальчику, которого я знаю с детства.
-Мальчику более ста пятидесяти лет, - Дэмиэн впервые за день улыбнулся.
-Но ты так молод словно тебе всего двадцать пять… Но глаза твои выдают…. Усталость. Друг мой, ты должен собраться. Дашь слабину и тебя свергнут. Мы не можем позволить им такой роскоши.
Хермшел сжал плечо Дэмиэна, кивнул, приободряющее улыбнулся и вышел из зала.

Княжич гордо вскинул голову и вышел из зала. Его каменное лицо и холодное выражение глаз никогда бы не выдали слабины. Но закрывшись в своих покоях, первым делом Дэмиэн стянул ленту освобождая пышные волосы, и скинул китель, опускаясь по стеночке на пол.
Все слишком давило. Дампиры начали копать под него. Стоит им только прознать, что княжич дампир…. И поэтому, приходится переписывать летопись, указывая Кейн как просто жену Мерунеса. А матерью называть проститутку. Чье происхождение никто не проверит и даже данных о ней не найдет. Да и кто хранит данные о проститутках?
Сила князя так и не пробуждается в его крови, может ли тогда Дэмиэн быть полноценным правителем? Да и молод он для этой роли. Даже двести лет для вампира практически ничто, он еще юнец по сравнению со многими другими. Но последние сто лет он правит Аментесом.
И он птица в клетке. Лишь одно обстоятельство спасало его все эти годы.
-Мне стоит рассказывать тебе обо всем или ты уже наслышан?
Дэмиэн поднялся с пола и чуть улыбнулся, ощущая рядом ауру любимого друга. Рамон действовал успокаивающе.   И зная, что через пару секунд он окунется в омут темных глаза, зароется носом в мягкие волосы, Дэмиэн уже поплыл от удовольствия и послал все проблемы к черту.

0

3

Все то время что шло совещание за дверью тронного зала, Рамон простоял, прислонившись к стенке. Конечно, никто от него этого не требовал, да и княжич дал телохранителю вольную за эти два часа. Тем не менее, оборотень был в своем репертуаре и далеко отходить от своего друга не стал.
В итоге за два часа Рамону казалось, что прошло полжизни, а узор на дверях тронного зала был изучен до каждой мелочи. И ведь не было возможности даже послушать, что именно обсуждают приближенные советники и сам княжич. Впрочем, грифон итак догадывался, что все стабильно закончится одним и тем же — темой матери Дэмиэна и разговорами о его отце.
Из раза в раз княжич все больше расстраивался, когда поднимался такой вопрос. По-прежнему отказывался он и от титула князя. Рамон не мог не поддерживать любимого в этом вопросе,тем более что они нередко спускались с Дэмиэном в секретные покои под цитаделью, где все это время спал князь. Воин и сам не верил в то, что Мерунес жив, пока княжич не показал того ему. Легендарный князь дышал, хоть и казался очень уставшим в своем долгом сне.
Пугало только одно, и Рамон едва удержался в первый раз, чтобы не прикоснуться к ране на ноге князя — казалось, что та и не желает затягиваться, постоянно сочась кровью. Дэмиэн, тем не менее, утверждал что за последние сто лет та стала выглядеть куда лучше, но оборотень едва ли уловил энтузиазм в голосе любимого.
За этими размышлениями и прошло время, пока двери тронного зала не приоткрылись. Первым вышел княжич, стремительно проходя мимо и направляясь к своим покоям. Фернандес «отлип» от стены, поправил перевязь с мечом на бедре и бесшумно направился следом. Спиной оборотень почувствовал взгляд одного из советников, самого пожилого. Тот недолюбливал телохранителя регента, хотя и не мог не признавать очевидные достоинства такой охраны молодого вампира. Для Рамона не было секретом, что силы Дэмиэна пока очень слабы и нестабильны. Впрочем, первой это почувствовала прозорливая Флора, мать грифона, которой оба молодых человека были сейчас благодарны.
Сам же оборотень мог с уверенностью сказать, что его силы развиты ровно настолько, насколько он сам этого всегда хотел. Уж в защите регента никто бы точно не преуспел больше, чем Рамон, ведь кто еще, кроме бесконечно преданного и влюбленного грифона мог бы быть готов рискнуть решительно всем?
Когда Дэмиэн влетел в свои покои, Фернандес помедлил у захлопнувшейся двери, переводя дыхание. Никогда не знаешь, чего ожидать от юного вампира после всех этих собраний... Стоило дать ему время прийти в себя. Однако слишком долго медлить мужчина себе не позволил и со всем возможным спокойствием вошел в покои своего друга.
Дэмиэн встретил спокойным вопросом, на который Фернандес только усмехнулся.
- Думаю, что все как обычно. Опять проехались по поводу твоих родителей?
Оборотень приблизился к княжичу и обнял того за талию, привлекая ближе к себе. Дэмиэна всегда хотелось прижимать как можно ближе, гладить и целовать до бесконечности. Да и как не хотеть, когда чуть пухлые губы так и притягивают взгляд, а узкую талию невероятно удобно обхватить рукой... Рамон негромко мурлыкнул и провел носом по виску любимого, балдея от его близости.
- Я успел соскучиться, малыш.
Конечно, услышь это кто-то посторонний, и скандал был бы оглушительный. Но кто запретит наглому оборотню давать ласковые прозвища своему любимому, когда в покоях они наедине? А сейчас на губах мужчины была довольная улыбка, а глаза любовно обводили каждую черточку лица партнера.

0

4

Спокойный мягкий голос друга непроизвольно вызвал мурашки. Дэмиэн уже даже пожалел, что не взял друга на совет, но тогда все его мысли были бы заняты даже не легкой дремотой, а желанием в очередной рас пересчитать кубики на животе любимого. Но с другой стороны только в компании оборотня княжич ощущал себя спокойно и уверенно. Дэмиэн улыбнулся просто радуясь одному его присутствию.
- Думаю, что все как обычно. Опять проехались по поводу твоих родителей?
-Как ты проницателен…
Рамон приблизился, обнимая княжича за талию. Дэмиэн моментально успокоился, прижимаясь к сильному другу. Его запах, голос, сила рук… Вампир растворялся в своем прекрасном возлюбленном, и глупая улыбка не сходила с его лица.
-Хотя они просто волнуются обо мне, - пояснил княжич, - Я и сам понимаю, что так должно быть. Если хоть кто-то узнает, что я не вампир… и так знающих правду слишком много. Я… я не могу отдать захватчиком Аментес.
Друг потерся носом о висок княжича, и Дэмиэн доверчиво прижался к любимому, обнимая его за шею.
-Я успел соскучиться, малыш.
От такого милого и неуместного прозвища, Дэмиэн поплыл. Для Рамона он согласен был быть хоть кем, даже малышом, не говоря уж о том, что такие прозвища от варвара были невероятно сладкими.
-Я тоже, мой дикий, - вампир поцеловал оборотня в щеку, - знаешь… я только тебе могу довериться и сказать, что мне страшно. Хермшел советует мне принять титул князя, но ты не хуже меня знаешь, как я слаб для этой роли. И как я готов заклинать небеса, чтобы вновь быть не главой государства…
Дэмиэн крепче прижал к себе оборотня не решаясь заговорить и о другом. Если он станет князем, как он сможет всю жизнь скрывать свою интрижку со слугой? 
-Я смирился с тем, что потерял их… - княжич подумал о родителях, - Точнее… еще даже не смирился до конца. Но потерять тебя. Быть вынужденным жениться на ненавистной женщине, чтобы просто постараться сделать наследника… Что мне делать, любимый?
Княжич сжал плечи возлюбленного и зарылся носом в мягкие волосы. Только с Рамоном Дэмиэн мог расслабиться и позволить себе слабость. За пределами своих покоев он был непоколебимым и решительным регентом великолепного Аментеса.

0

5

Княжич подался ближе, прижимаясь к своему телохранителю, что не могло не порадовать Рамона. Мужчина склонил голову чуть набок, слушая пояснения вампира. Мнение оборотня на самом деле было несколько иным, благо он был наслышан о положении оборотней еще не так давно. По-своему жалел он и приниженных дампиров. Однако было ясно даже дураку, что власть в их руках быть не должна. Мужчина успокаивающе погладил друга по спине.
- Аментес никто не завоюет. Нам стоит бояться только атаки с моря, но чтобы взять штурмом Цитадель захватчикам потребуется сильный флот. Пока его нет ни у кого, а потому и повода для беспокойства тоже не предвидится.
Рамон заметил, как расслабился в его руках любимый княжич и как забилась жилка на шее, выдавая эмоции Дэмиэна. Оборотень чуть самодовольно улыбнулся, прекрасно зная то, как действует на своего правителя. Иногда даже на важных мероприятиях молодой вампир смотрел на любовника глазами, явно выражающими не просто симпатию. Кто-то из приближенных замечал, а другим спокойнее было игнорировать...
Легкий поцелуй в щеку вырвал мужчину из задумчивости. Рамон перевел взгляд вновь на своего любимого, готовый внимательно выслушать все переживания княжича, тем более что лицо того заметно помрачнело, да и между бровями пролегла складка, явно показывающая, что юноша сильно обеспокоен.
- Дэмиэн... - Рамон крепче обнял друга и успокаивающе поцеловал в лоб, - князь жив. Он ранен, но жив и постепенно восстанавливается. По закону, сколько бы они тебя не уговаривали, ты не имеешь права носить титул князя прежде чем умрет твой предшественник. Нам остается только ждать его пробуждения.
Вампир выглядел рассеянным и оттого еще более уязвимым. Грифону всегда было тягостно, что он мог защитить своего друга только от внешней опасности, но оградить от проблем был не в силах. Как и от того, что вечно терзало Дэмиэна изнутри. Его родители слишком рано покинули своего сына, оставив тому власть, которая только чудом не испортила характер. Княжич вообще оказался интересной личностью, во многом похожий на своего отца.
Мужчина чуть улыбнулся, взял любимого за плечи и заглянул в глаза.
- Мне проще показать, чем рассказывать, что тебе делать.
Рамон взял друга за предплечье и отвел к закрытой шторами двери на небольшой балкон. Обычно в покоях княжича царил полумрак, но сейчас оборотень откинул в стороны тяжелый портьеры и увлек Дэмиэна за собой на балкон. Ночь подходила к концу, только вот светло было уже как утром. Большинство вампиров уже разбредались наверняка по домам, ведь день — не их время.
Грифон встал за спиной любимого, обнимая за плечи и смотря вперед на притихший океан, над которым зависла белая, почти перламутровая дымка над серо-синей водой. Небо почти сливалось с ней, различима была только тонкая розовато-золотистая, как цветок лилии, полоска, словно разделившая мир на две части. В лицо подул соленый и свежий воздух, но от его дуновений грудь Рамона наполнило странное желание, даже жажда - жизни, свободы, совершений... Он сильнее сжал плечи любимого и наклонился к уху, полным странных ноток голосом говоря:
- Посмотри туда, на горизонт. Когда твой отец проснется, а это непременно случится, мы отправимся на корабле по этому морю в другие страны. Никто не заставит тебя жениться и никто больше не осудит ни за что. Мы будем вдвоем в совершенно чужих землях, только ты и я. Нужно только подождать.

0

6

Рамон был абсолютно прав в своих рассуждениях касаемо захвата власти. Но Дэмиэн уже боялся, ведь однажды... Однажды предатели едва не получили ее. И то, что скорее всего его друг понимает, как нелегко иной приходится дампирам, княжич знал. Он и сам иной раз смягчался, но останавливал сам себя. Предав единожды…. И так далее. Подпускать их к власти Дэмиэн был не намерен. Возможно, носители крови двух рас ставят себя выше других, поэтому стоит опустить их на землю раз и навсегда.
Про атаку с воды Рамон был прав. И хотя пираты доставляли уйму проблем, они не могли реально навредить Аментесу.
А варвар как всегда рассуждал трезво и касаемо князя. Дэмиэн и сам хотел верить, что рано или поздно его отец проснется. Хотя некоторые советники напирали. Кто-то из них боялся регента, который не является полноправным правителем, а кто-то, как Хермшел, просто желал Дэмиэну добра. Но не убивать же спящего князя? Другой наследник давно бы там и сделал… А Дэмиэн не смел и думать о таком. И присваивать титул отца, пока тот еще жив тоже.
Рамон обнял княжича за плечи и Дэмиэн чуть улыбнулся. С Рамоном было тепло и уютно, словно все беды в этот момент проходили прочь.
-Показать? Что показать?
Оборотень повел вампира к выходу на балкон. Дэмиэн лишь улыбался, доверяя своему партнеру. Княжич даже забыл что ночь уже на исходе, а он так и не смыкал глаз более суток… В городе сейчас будет хорошо и тихо, так хотелось прогуляться по улицам, но Дэмиэн искренне боялся что свалится от усталости.
Вампир ощутил как любимый обнимает его со спины и улыбнулся прижимаясь к нему спиной. Атмосфера волшебного рассвета была просто непередаваемой. Эта красота было первым, что запомнил Дэмиэн когда мать привезла его в Аментес. Этот рассвет. А на другой он уже наблюдал этот рассвет из окна своих покоев… И вампир назвавшийся отцом рассказывал о флоте великого горда, а мать впервые за долгое время легко улыбалась.
Слова Рамона были словно мед, Дэмиэн уже представлял их путешествие. Страстный голос любимого, его шепот, сильные руки на плечах, как бы вампир жил без него?
-Ты обещаешь? Я поплыву с тобой хоть куда, мой хранитель. Знаешь… я в детстве читал книгу об одном благородном пирате. И его тоже звали Рамоном.
Дэмиэн улыбался рассматривая восход солнца.
- Это была моя любимая книга… - вампир повернулся и мягко поцеловал любимого в губы, - Как твоя матушка? Отец? Надо бы их навестить как-нибудь, но я вообще без сил…. Целыми сутками слушаю о нападениях, хоть самому брать в руки оружие и нестись в бой.

0

7

Дэмиэн прижался спиной к груди своего телохранителя, и от такого жеста оборотень невольно улыбнулся. Доверие княжича ему очень льстило, хотелось оправдывать его раз за разом. Иногда возникало желание снять домик где-нибудь в Вольных землях, оказаться там с любимым вампиром и просто жить вместе, оберегать его...Но разве сбудется когда-либо такая мечта, если Дэмиэн никто иной как княжич-регент сильнейшей державы мира?
Держать в руках талию юноши было непередаваемо хорошо. Казалось, что с каждой их разлукой даже на несколько часов, Рамон начинал любить своего вампира только сильнее. Так хотелось касаться, скользнуть ладонями по подтянутой груди, нежно коснуться губами шеи и местечка за ушком...
Из сладостных мечтаний Рамона вырвал мягкий и чуть мечтательный голос Дэмиэна. Мужчина чуть ослабил ставшую слишком тесной хватку на талии любовника.
- Книга? Наверное, стоит и мне ее почитать. Матушка никогда не говорила, почему дала мне такое необычное имя. Может, она тоже ее читала? Впрочем, сначала стоит у нее уточнить, какое участие принимал в «обзывании» меня отец.
Дэмиэн повернулся лицом и коснулся губ мягким поцелуем. Не без удовольствия грифон ответил на него, скорее лаская и наслаждаясь неспешно, нежели намекая на продолжение. Как прекрасно... Сладкий, нежный, чуткий... Его Дэмиэн. Оборотень готов был быть рядом со своим княжичем вечность, если понадобится, охранять ценой жизни от всего, что только может угрожать или даже расстроить.
Вопрос про семью вызвал легкое удивление на лице Рамона. Мужчина приподнял брови и мягко погладил своего любовника по спине, вспоминая последние письма матери.
- В Хоарфросте сейчас тепло, недавно все слуги почти два дня собирали малину и смородину за стенами крепости. У нас там буйные заросли и лес рядом, матушка запретила когда-то вырубать и с тех пор не жалели ни разу. Отчим писал что много беглых людей в Вольных землях в последнее время, прибывают в трюмах кораблей. В остальном все вроде неплохо, матушка целыми днями либо верхом катается либо в саду пропадает. Я завидую родне... Те места самые лучшие на земле. По крайней мере для меня уж точно.
Рамон на секунду мечтательно улыбнулся, дав волю эмоциям, после чего встряхнул волосами и крепче обнял друга. Возможно, стоило на время отдохнуть в Хоарфросте, для советников не станет проблемой сохранить Аментес одну неделю. Впрочем, всегда можно было изловчиться... Грифон сделал себе пометку попозже удивить любимого княжича, а пока он лишь незаметно стянул ленту с волос вампира. Шелковая волна рассыпалась по плечам и спине юноши, притягивая восхищенный взгляд оборотня. Дэмиэн всегда был таким ухоженным и красивым, что налюбоваться было совершенно невозможно за все время их общения.
- Ты необыкновенный. Хотел бы я видеть твою мать, наверное, она само совершенство. - Мужчина зарылся пальцами в мягкие волосы любимого, перебирая пряди и расслабляюще массируя ему голову, - До сих пор не понимаю, что именно ты мог во мне найти. Я груб и не могу даже достойно за тобой ухаживать. Мы совершенно не ровня друг другу...
Рамон вздохнул и рывком прижал Дэмиэна к груди, зарываясь носом в невероятно мягкие, сладко пахнущие волосы носом. Мужчина замер, держа так своего любовника и смотря на разгорающийся рассвет. Скоро стоило уложить юношу и самому вздремнуть пару часов, чтобы осталось время на прочие дела, в том числе и чистку оружия, тренировку и прочее. Но перед этим...
- Я слишком люблю тебя, чтобы думать о том, как ты женишься. Но даже если и придется, поверь, я буду всегда рядом, даже если это грозит позором моей семье.

0

8

Пальцы Рамона путались в волосах Дэмиэна и княжич мурлыкнул от расслабляющего массажа. В руках варвара юноша забыл обо всем, по телу проходило ощущение неги, хотелось прижиматься к любимому, тереться о него всем телом, зацеловывать лицо и шею, чтобы ощутить вкус кожи. Уязвимость. Да, в его руках Дэмиэн был уязвимый. И как приятно было это ощущение после совещаний, советов, споров, ругани, проблем. После обязанности быть сильным и непоколебимым, прячущим свои проблемы.
Внезапная резкость и грубость Рамона, перемешавшаяся с нежностью жестов, поглощала молодого княжича. Где-то отдалено он все же уловил суть его слов.
- Не говори глупости, любимый мой, - Дэмиэн улыбнулся слишком радостно, как подросток или ребенок, беззаботно и светло, - Ты просто покорил меня своим благородством. А твоя грубость… Это скорее твоя открытость. Я не могу сказать, что ты груб. Опять же… влюбился я в варвара, - юноша поцеловал любимого в уголок губ.
Больше всего на свете княжичу хотелось оказаться с любимым в Хоарфросте, увидеть все о чем он говорит своими глазами. И, конечно же, попробовать те ягоды. Оставить власть хотя бы на неделю? Шаман ответит на это привычным апатичным молчанием, Хершел сочувственно покивает понимая юношу, а добрая половина совета демонстративно поморщится, а потом пустит сплетни за спиной. 
- Знаешь… Отец никогда не брал отдых, - прошептал Дэмиэн, - Но я не он, я слабее. Еще немного и я загнусь. Прошу, возьми меня ненадолго в Хоарфорст! Мне нужно это! Отвлечься, всего лишь на неделю. Мне есть кому оставить государство, да и толка от меня. Сила то во мне не пробудилась…  Наши шпионы докладывают, что все спокойно. И… И пусть это бред, но Рамон, я хоть кому-то хочу открыться! Рассказать о нас!
Конечно же Дэмиэн говорил о родителях Рамона. Княжич выскользнул из рук любимого, прошел на балкон, оперся руками о перила и грустно улыбнулся.
- Свой маме я никогда не смогу об этом рассказать. И отцу. Я сирота по сути… Наверное, я мечтаю о близких. Дороже тебя мне никого нет и я хочу стать частью твоей семьи. А моя женитьба…
Дэмиэн обернулся и покачал головой.
- Никто меня не заставит.

0

9

Рамон был удивлен тому, как Дэмиэн упрашивал его о поездке в Хоарфрост. Вольные земли… резервация о сути своей, суровые земли, выпивающие жителей до дна. Однако было в них и свое очарование, безусловно. Оборотень чуть улыбнулся, наблюдая за княжичем
- Ты ведь не твой отец. Мерунес все же в глазах народа идеал и уже почти символ. Хотя на мо взгляд, есть и некоторые огрехи в его политике. Например жестокость к оборотням… До сих пор не везде от этого избавились даже в самом Аментесе. Да и свадьба… Дело не в том, заставят или нет.
Воин потер лоб и встал рядом с другом, рассеянно смотря на холодные волны. Глубина моря была словно отражением будущего его страны. Кто знает, что там, в этой бесконечной пучине? Сколько еще интриг, проблем, важных решений… Может даже и кровопролития. Недовольство зреет, особенно среди дампиров, словно удавка затягивается на шее. Рамон был твердо намерен использовать свое положение при Дэмиэне, чтобы менять ситуацию изнутри.
- Может случиться так, что возникнет необходимости династического брака. И тогда… Я не хочу об этом думать. Да и пока – кто захочет пойти на Аментес войной? Сильнее нашего флота пока не существует, да и армия мощна как никогда. Цитадель неприступна. Можно пока вообще не волноваться о браках и прочем.
Мягко взяв любовника за руку, мужчина с волнением посмотрел ему в глаза. Лишь одно сейчас беспокоило всех, кто был приближен ко двору и поэтому Рамон решил спросить…
- Что с твоим отцом? Ты в последнее время даже не спускался в усыпальницу. Думаешь разумно оставлять это Шаману? Не сочти меня мнительным, Дэми, но я не доверяю этому старику. Его мотивы… Почему он остался здесь после того как Мерунес впал в сон? Какие мысли в его голове? Я беспокоюсь, что ты слишком полагаешься на него.
Рамон покачал головой, несильно сжимая руку княжича. В этом жесте было больше любви, чем в любом поцелуе, пожалуй, именно в такие моменты воин больше всего открывал свои истинные эмоции. Да, его беспокойство за Дэмиэна иногда было даже чрезмерно, зато делало оборотня идеальным телохранителем. Посмотрев в глаза вампиру, грифон мягко произнес:
- Дэмиэн, если ты боишься видеть своего отца таким… Мы могли бы спуститься в подземелья вместе. Я буду рядом. Но проведать отца стоит. Хотя бы узнать его состояние, не ухудшилось или улучшилось ли.
Недолго помолчав, мужчина посмотрел на горизонт, на мерно перекатывающиеся волны. Он снова вспомнил начало их разговора. Хоарфрост… Далекая крепость, такая прекрасная и величественная в своей романтичной грубости. Сколько светлых воспоминаний и все детство там… Это было прекрасно. Поделиться тем волшебным временем с княжичем?
- Я скажу Хермшелу, чтобы он приготовил заклинание телепорта на завтра, и отправлю матери письмо, что мы прибудем. Тебе и правда не помешает отдых, вон уже синяки под глазами от усталости.
Рамон улыбнулся и, притянув княжича ближе к себе, мягко поцеловал в чуть длинный нос. К черту сплетни, в конце концов, они не особо и скрывались ото всех. Да и кому какое дело до того, с кем предпочитает проводить ночи регент? Всего лишь повод поперемывать косточки, но никакой угрозы, разве что возможность Дэмиэну отделаться от внимания придворных дам. Вряд ли это можно было назвать недостатком их отношений. Так что… оставалось лишь наслаждаться.

+1

10

Дэмиэн внимательно слушал своего верного друга и телохранителя.  Рамон как обычно рассуждал здраво и трезво. Прохладный влажный ветер приятно обдувал лицо и развевал волосы. В лучах красного солнце море играло сотнями красок и оттенков, которыми любил любоваться княжич. Дэмиэн скрестил руки на груди, обхватывая себя за локти, и согласно кивнул.
- Да, я не мой отец. И не мне судить об огрехах в его политике. При всем уважении к тебе и твоей семье, оборотни сами виноваты в том, что их поработили. Не надо было предавать всех. Все шли на войну… Всем было страшно. Это как с дампирами. Предала шайка, но на дно спустили мы всех. И ты понимаешь, что это… правильно. Или нет? Я должен был оказаться вместе с ними.
Рамон приблизился и всмотрелся во тьму холодной воды. Какие мысли, страхи и тревоги одолевали его в этот момент? Кто мог знать. Дэмиэн знал лишь то, что в своих руках он держит весь мир, ведь Аментес для него и есть мир. И так важно его не разбить, как легко в детстве он бил стеклянные шары мамы, внутри которых всегда шел снег. Мама… Мама ушла, чтобы пасть под ледяным огнем дракона. Мама так и не узнала, что Дэмиэн готовил на ее очередной день рождения стеклянный шар, внутри которого находилась маленькая копия Аментеса, и шел снег. Теперь этот шар стоял на полке княжича, как вечная память о том, что мир хрупок.
- Мой отец говорил, - ответил Дэмиэн на речь друга, - Что первый шаг к поражению это уверенность в собственной нерушимости. Что мы будем делать, если завтра из-за горизонта появится огромная флотилия? Или если все в замки восстанут? Мы ничего не сделаем. Да, такого не бывает и все такое, но Высшие, Рамон, что есть за границами наших королевств? Что есть там, где не плавают гномы, что есть там, не странствуют тролли. Что там? И что оттуда может придти.
А династический брак… Не смеши меня! Черта с два. Ты прав, у нас самый сильный флот. Как-нибудь обойдусь без брака. Я и так положил свою жизнь к берегам Аментеса, как положили свои - отец и мать. Не хватало мне еще жить с ненавистным существом.

Рамон прикоснулся к его руке и задал волнующий вопрос.
- К отцу… - Дэмиэн позволил себе сжаться. При друге можно, Рамон поймет и простит его слабость, - Я так не хочу его видеть… - юноша устало потер лоб и вздохнул, - Это пытка! Представь, что тебе приходится смотреть на труп? Изо дня в день на не разлагающийся труп как в вечную память о том, что он мертв! Еще хуже питать надежды, что он встанет… Не будет этого!
Было больно. Вид отца, который больше производил мнение спящего существа, сводил Дэмиэна с ума. Но Рамон был прав, надо забыть о своей трусости и спуститься.
- Да, я хочу, чтобы ты пошел со мной. Я не то, чтобы доверяю Шаману, я просто знаю, что он не навредит отцу. Не знаю, что уж там их связывает! Но Мерунес всегда мне говорил, что ему…можно верить. А раз так говорил сам князь…
Рамон прикоснулся к его руке. От этого сильного прикосновения юноша вздрогнул. Сколько любви Рамон укладывал в такой простой жест? Да, Дэмиэн не мог, не имел права быть с этим дикарем. У Рамона не было достаточно манер, чтобы стоять ровно и почтительно, чтобы говорить сдержанно и красноречиво. Любой другой на месте Рамона сейчас стоял бы за спиной Дэмиэна и говорил сотнями красивых бодрящих слов достойных его титула. Этот кто-то дарил бы ему любовь мягкую и уважительную, какую и заслуживает княжич.
Но сам Дэмиэн давно продал душу за такое непочтительное и дерзкое отношение, потому что в этом прикосновении сильной руки с темноватой грубой кожей он ощущал больше искренности и любви, чем в любой благовоспитанности.
Дэмиэн отвел взгляд. Не хватало еще дать волю эмоциям на столько, чтобы глаза стали влажными. Рамон, дикий, грубый Рамон, что есть в тебе такого, что ты привлек благородного мягкого княжича?
- Я мечтаю о свободе… - прошептал Дэмиэн, - Скинуть с себя плащ, корону, одеть свободные вещи крестьянина и пустится с тобой в бега в самые снежные-снежные горы… Чтобы ты на своем языке объяснил мне красоту этого мира и показал мне все грани его величия! Кого я обманываю?  Нет во мне ни толики того, чему меня учили и к чему приучали. Я сам в душе дикарь подобный тебе. Только рожденный в неволе.
Дэмиэн смотрел за горизонт и вспоминал о своих путешествиях с отцом. В те минуты, еще будучи ребенком, он играл в свободу.
- Я скажу Хермшелу, чтобы он приготовил заклинание телепорта на завтра, и отправлю матери письмо, что мы прибудем. Тебе и правда не помешает отдых, вон уже синяки под глазами от усталости.
- Что ты сказал? – оживился Дэмиэн неверяще смотря на друга, - Правда? Ты покажешь мне Хоарфрост??
Дэмиэн заулыбался и подпрыгнул как мальчишка. Хермшел сейчас бы сгорел от стыда, когда увидел бы, как ведет себя регент. Дэмиэн кинулся Рамону на шею и крепко обнял его.
- Ура, ура, ура!
Рамон поцеловал его нос и потащил юношу к постели. Дэмиэн рассмеялся, расстегнул рубашку друга и упал на кровать притягивая его к себе. Княжич просто обнял своего друга, как ребенок обнимает любимую игрушку. Объятия Рамона всегда были самыми теплыми и надежными, в такие минуты Дэмиэн спокойно закрывал глаза и не видел кошмаров. Любовь, которая настигла его так внезапно, разгоралась все сильнее с каждым прикосновением, с каждым словом, с каждой новой улыбкой. Вот угораздило же Дэмиэна познакомиться с мужчиной-оборотнем, который имел такой богатый и невероятный внутренний мир! Княжич сильно-сильно обнимал любимого друга, словно боялся, что тот исчезнет.

На другой день уже все было собранно. Хермшел покачал головой, но не стал спорить понимая, что Дэмиэн устал, а важных встреч вроде не планировалось, да и город пребывал в нормальном состоянии. Пока подготавливали портал, княжич взял Рамона за руку и повел его за собой в тайные комнаты где спал князь.
Ничего не изменилось за те дни и ночи, пока его не было. Отец словно просто спал, вот-вот готовый пробудиться. Дэмиэн отпустил руку Рамона и приблизился к отцу, грустно смотря на бледное лицо.
- Я все еще прекрасно помню тот день, когда не сумел тебя спасти. Поговаривают, что это был саботаж. От части, так оно и есть. Ведь я ничего не сделал… Но Аментес пока вроде процветает, хотя и прошла почти сотня лет. Да, я вроде ничего сильно страшного пока не натворил. Удивительно, да? Правда, сегодня я на неделю возьму отпуск… Я устал. Я словно был посажен в клетку за то, что…
…что не сумел спасти тебя.
Дэмиэн отвернулся и стремительно отошел от Мерунеса стараясь побороть дрожь в теле. Рамон и вовсе потерял отца при восстании. А у княжича хотя бы была надежда на что-то.
- Забери меня, Рамон.

+1

11

Радость Дэмиэна была такой искренней, что заразила и оборотня. Рамон предвкушал возвращение домой и весь следующий день распоряжался, готовясь к нему. Особо много брать не стали, да и княжич был против любой помпы.
Хермшел, советник, сосредоточенно настраивал портал. Оборотню всегда было интересно наблюдать за магами, их сложными действиями... однако в этот раз его высочество регент не дал поглазеть и, взяв Рамона (о Странник!) при всех за руку, отвел в усыпальницу князя Мерунеса. Грифон не был здесь раньше и вампира не видел, зато теперь...
Да, они были очень похожи внешне. Отец и сын. Картину портило лишь почти мертвое состояние старшего вампира. Рамон не стал мешать любимому, просто молча стоя в стороне и позволяя тому поговорить с родителем. Наверное, это даже хуже, чем просто потерять отца — сто лет терзаний о том, проснется ли Мерунес... как это ужасно.
На тихую просьбу княжича оборотень отреагировал мгновенно, беря его осторожно за плечи и уводя из усыпальницы. Дэмиэн был таким молодым и мягким — подобное бремя слишком рано легло на него. Но Рамон был рядом, готовый помочь всеми своими силами.
Меж тем, когда они вернулись к Хермшелу, тот как раз закончил портал, а немногочисленный багаж стоял рядом. Грифон отошел от Дэмиэна, чтобы взять заранее приготовленную куртку с мехом и накинуть ее на княжича, С улыбкой пояснил:
- В Вольных землях сейчас холодно, особенно в предгорьях. Не хочу чтобы ты мерз.
Хермшел только кашлянул, намекая поторопиться. Оборотень сразу подхватил свободной рукой вещи регента, другой мягко сжав ладонь вампира. Шаг в портал — ужасные ощущений, крайней противности, и вот уже нога ступает на жухлые листья и щебень дороги. Рамон оглянулся и обнаружил за спиной то, от чего защемило сердце — приземистые башни и серый камень крепостной стены Хоарфроста. Одна створка ворот была открыта, как всегда, когда граф и графиня были в имении. Грифон с улыбкой глянул на княжича.
- Ну что, идем? Надеюсь, письмо успело дойти и нас ждут.
С этими словами, не отпуская руки юноши, оборотень направился вверх по не очень крутому подъему вверх, к воротам дома. Карие глаза успели заметить движение в бойницах — охрана крепости заметила их приближение.
Когда они уже вошли в крепостной двор, со стороны их сада, где шумели листьями клены, привезенные с острова Пантеона, раздался мелкий перестук каблучков, и вскоре показалась Она.
Флора Фернандес поражала каждого, кто видел ее в живую в первый раз. С порозовевшими от бега щеками, она была невообразимо хороша собой. Персиковая, чуть загорелая кожа даже на вид казалась притягательно-нежной и теплой, ее фигурка и миниатюрный рост делали Флору хрупкой и полной изящества, но в то же время они была подвижна и вся словно воплощение жизни; густые черные локоны, как и у сына, блестели и удивляли глубиной цвета, но у Флоры волосы до самого пояса лежали крупными волнами, подпрыгивая при ее беге. Темные синие глаза так и лучились счастьем, когда та подбежала к сыну, кидаясь ему на шею. Рамон со смехом отпустил княжича и подхватил мать под колени, приподнимая, чтобы той было удобнее. Воздух наполнился жгучим ароматом вербены, словно где-то поблизости держали охапку этого свежесрезанного растения. Все это и была Флора в ее естественном очаровании, жадно обнимавшая Рамона.
- Родной мой, как же я соскучилась! Мы и не ждали совсем, осень ведь, а ты обычно летом возвращался…
- Да, вот, решили с княжичем устроить небольшой выходной. – Мужчина широко улыбнулся, опуская осторожно мать, когда та потрясенно охнула, заметив, наконец, вампира.
- Ваше Высочество! Рамон, ну что ты стоишь, бегом взял вещи и неси в крепость! Пусть хот какой-то толк от тебя будет…
Грифону осталось только повздыхать и послушно нести вещи, в то время как Флора ловко взяла Дэмиэна под локоть и повела следом. Оборотень никак не мог насладиться моментом – шелест нежно-лилового платья Флоры, похрустывание гравиевой дорожки, шум листьев, негромкие хлопки развевающегося флагштока… Но самое главное, здесь был Дэмиэн.
Наконец, они через садовую дорожку дошли до самой крепости, жилой ее части, и вошли в холл. Здесь в лицо сразу повеяло теплом, даже жаром и перед взором открылся просторный холл с круглым, похожим на колодец, очагом посередине, в котором ярко горело пламя, приятно потрескивая. Лестницы по двум сторонам зала вели на идущую по кругу балюстраду с множество дверей, ведущих в комнаты и коридоры. Семейное гнездо… Рамон отдал багаж прислуге и забрал у матери руку Дэмиэна и легко потянул его за собой наверх. Матери грифон пояснил кротко: надо показать княжичу крепость и разобрать вещи.
Они поднялись на второй этаж крепости (собственно, их всего и было два, не считая башенных помещений), где, минуя поворот коридора, оборотень с шутливым полупоклоном пропустил Дэмиэна вперед в приготовленную ему комнату. Помещение было одно из самых просторных в Хаорфросте, даром что гостевой, с жарким камином и уютной мебелью. Когда-то здесь был кабинет Грегора, но об этом Рамон предпочитал не вспоминать.
- Ну, здесь можешь располагаться со всеми удобствами, на неделю это все твое. – Грифон улыбнулся, обнимая любимого за талию и прижимая к себе. – Как же я рад оказаться дома… Теперь не отпущу тебя ни за что на свете.

0

12

Дэмиэн пришел в себя лишь перед порталом. С ума сойти, столько лет прошло, а он все еще не научился достаточно держать себя в руках, чтобы скрывать свои эмоции и переживания. Если ста лет было для этого мало, то и черед пятьсот ничего не изменится определенно.
Рамон заботливо накинул на его плечи куртку с мехом и пояснил, что на границе сейчас достаточно прохладно.
- Мерз? Вампир? – Дэмиэн все же благодарно улыбнулся; Рамон выше меры опекал его, но это было приятно.
Княжич крепко сжал руку любовника перед тем как шагнуть в портал. Ох, как он их не любил! Примерзкое ощущение, была бы его воля – он бы запретил порталы вовсе или заставил бы колдунов и магов придумать что-то более приятное.  Но вскоре вампир ощутил под ногами щебень и листья, а тошнота и головокружение прошли.
- Что? – спросил он словно сам у себя, - Тут… снега нет… Как давно я не видел землю без снега!
Подняв голову, юноша увидел величественные башни Хоарфрост. Конечно, трудно было восхищаться хоть чем-либо после того, как видел и жил в Цитадели, но такие могучие замки, как и в детстве, приводили Дэмиэна в неописуемый восторг.
- Ого… Это он? Неужели это он? Я тут! Тут вместе с тобой!
Рамон уверенно повел друга за собой, а Дэмиэн оглядывался по сторонам, впитывая и запоминая каждую мелочь, чтобы на эти дни оставить ненавистную уже цитадель как можно далеко. Стоило им только шагнуть за ворота, как навстречу выпорхнула Флора Фернандес в роскошном лиловом платье. Дэмиэн отметил про себя, что женщина ничуть не изменить – все так же молода и хороша собой, как в те первые дни его правление после восстания дампиров. Флора кинулась на шею сыну и тот легко поднял ее от земли. Надо же, чтобы у такой хрупкой маленькой женщины был такой рослый сын великан. Общего у них было мало, лишь волосы дивного глубокого черного цвета, в остальном, видимо, Рамон пошел в отца-оборотня.
А ведь именно Флора когда-то порекомендовала сына в телохранители княжичу, именно ей они были обязаны своими любовью и счастьем. Дэмиэн скромно стоял в стороне боясь нарушить такую теплую встречу, но внезапно Рамон упомянул кто с ним и Флора тут же засуетилась, отдавая сыну приказы.
- Не стоит, все нормально! – попытался вмешаться Дэмиэн смущаясь, - Я сам все донесу…
Но Рамон уже вновь подхватил его вещи, а Флора ловко взяла под руку княжича. Дэмиэн немного терялся, отвечая на ее вопросы, смущенно улыбался и даже немного паниковал. А вот Рамон выглядел довольным и счастливым; осознание этого грело вампиру сердце.
Холл Хоарфоста встретил горячим воздухом и уютом. От шикарного по размерам и красоте камине княжич лишь восхищенно что-то произнес. Замок казался поистине огромным, юноша даже заволновался, сможет ли он ориентироваться. Но Рамон, ловко передав вещи слуге, схватил его под руку и повел наверх, объясняя матери, что ему надо помочь освоиться.
Оборотень привел Дэмиэна к комнате и с игривым полупоклоном пропустил вперед себя.
- Да ну тебя… - весело фыркнул вампир и открыл дверь, - Ого…
Красота и вкус убранства покоев покорили даже искушенного княжича. В комнате было так тепло и уютно, словно Дэмиэн впервые за долгие годы оказался дома.
- Ох, Рамон… - восторженно прошептал он, - Но… Это того не стоило, правда! Я… Такого уюта у меня никогда не было… Ты же будешь тут со мной?
Прижавшись к другу, Дэмиэн обнял того за шею и решил пошутить:
- Когда пойдем радовать Флору будущей свадьбой? Ты же сделаешь мне предложение? И вообще! Пошли гулять!

0


Вы здесь » Алгор. Проклятье Элрина » Остров Гидеос » Дела немаловажные; Дэмиэн/Рамон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC